Воды меривы. Эндрю Коллинз, Крис Огилви-Геральд - Проклятие Тутанхамона

Псалом 105 толкование, читать онлайн текст на русском языке. Воды меривы


Грех Моисея - Lo' 'Ehsar

«…За то, что вы согрешили против Меня среди сынов Израилевых при водах Меривы в Кадесе, в пустыне Син, за то, что не явили святости Моей среди сынов Израилевых; пред собою ты увидишь землю, а не войдешь туда, в землю, которую Я даю сынам Израилевым» (Втор. 32:51-52).

Это было сказано по поводу ситуации, возникшей во время пребывания израильтян в пустыне. Народ оказался без воды и стал роптать на Моисея. Тогда Бог сказал ему: «Возьми жезл и собери общество, ты и Аарон, брат твой, и скажите в глазах их скале, и она даст из себя воду: и так ты изведешь им воду из скалы, и напоишь общество и скот его». Собрав народ перед скалой, Моисей сказал им: «Послушайте, непокорные, разве нам из этой скалы извести для вас воду?» Вслед за этим Моисей «…ударил в скалу жезлом своим дважды, и потекло много воды, и пило общество и скот его». Однако Господь оценил действия Моисея как грех: «За то, что вы не поверили Мне, чтоб явить святость Мою пред очами сынов Израилевых, не введете вы народа сего в землю, которую Я даю ему» (Чис. 20:8-12).

В чем состоял грех Моисея, из-за которого он не вошел в Землю Обетованную? Некоторые считают, что в гневе. Другие указывают на то, что он должен был обратиться к скале со словами, однако он, сверх этого, ударил скалу жезлом. Однако, на мой взгляд, ни то, ни другое не было столь катастрофическим по своим духовным последствиям, как нечто иное, что сделал Моисей.

1) Прежде всего стоит отметить, что в самом по себе ударе жезлом по скале нет ничего предосудительного. В другом подобном случае Бог даже Сам повелел Моисею: «…и жезл твой, которым ты ударил по воде, возьми в руку твою, и пойди; вот, Я стану пред тобою там на скале в Хориве, и ты ударишь в скалу, и пойдет из нее вода» (Исх. 17:5-6).

Еще более показателен случай, когда Бог повелел Моисею и Аарону «простереть» жезл на воды египтян, а Аарон «ударил» по водам (Исх. 7:19-20). Но Бог не поставил это ему в вину, хотя он и сделал больше, чем Господь повелел. Ясно, что повеление «простереть» жезл не исключает удара жезлом, как и, на мой взгляд, повеление «взять» жезл в Числах 20:8 (иначе зачем вообще брать жезл, если им не нужно пользоваться?). Таким образом, вряд ли мы можем утверждать, что грех Моисея заключался в самом по себе ударе жезлом. В чем же тогда состоял его грех?

2) Любопытно, что Писание сообщает, что грех Моисея состоял не в том, что он сделал, а в том, что он сказал: «И прогневали Бога у вод Меривы, и Моисей потерпел за них, ибо они огорчили дух его, и он погрешил устами своими» (Пс. 105:32-33).

Таким образом, суть греха нужно искать не в действиях и даже не в чувствах Моисея, а в его словах. Это очень важный момент. Но чем не понравились Господу слова Моисея в той ситуации?

3) Когда Бог объявляет Моисею о Своем суде над ним, Он называет такую причину: «...за то, что вы согрешили против Меня среди сынов Израилевых при водах Меривы в Кадесе, в пустыне Син, за то, что не явили святости Моей среди сынов Израилевых».

Фраза «не явить святости Моей» достаточно многозначна. Быть может, обращение к оригиналу поможет нам сузить спектр ее потенциальных значений? То, что Синодальный переводит как «не явили святости Моей», буквально означает «не освятили Меня». «Святой» значит «отделенный, уникальный». «Освятить», таким образом, – значит «отделить, сделать уникальным» или «показать уникальность» (декларативно-эстимативный хифиль). Таким образом, грех Моисея и Аарона заключался в том, что они не показали израильтянам уникальности Яхве.

4) В чем это проявилось? Раньше все чудеса они приписывали исключительно Яхве: «Яхве сделает то и другое…» В Мериве же они впервые сказали: «Разве нам из этой скалы извести для вас воду?»

У израильтян уже появлялись сомнения в том, что среди них действительно присутствует Яхве: «…они искушали Господа, говоря: “Есть ли Господь среди нас, или нет?”» (Исх. 17:7). А теперь Моисей дал им повод думать, что среди них не Яхве, творящий чудеса, а Моисей-чудотворец. Таким образом, внимание переместилось с Искупителя людей на вождя людей, с Творца на творение.

Моисей дал целому народу повод сделать его самого героем всех происшедших событий. Это был настолько серьезный грех в глазах Бога, который более всего ревнует о Своей славе, что Бог в наказание даже не впустил Моисея в Ханаан.

alex-pro-1.livejournal.com

Эндрю Коллинз, Крис Огилви-Геральд - Проклятие Тутанхамона

Воды Меривы

Тот факт, что древнегреческое и древнееврейское названия Петры означают одно и то же - "скала", по-видимому, связывает город с историей, когда Моисей ударил жезлом в скалу и из нее хлынули воды Меривы при Кадесе. Сегодня Кадес отождествляют с Эйн эль-Кудейрат, деревней в пустыне Негев, примерно в ста километрах к северо-западу от Петры. Название Кадес сохранилось в названии местного родника - Эйн Кадис. Здесь есть небольшой холм, на котором сохранились следы форта позднего железного века, ок. 900–500 гг. до н. э., то есть спустя несколько веков после времени Исхода. Однако, как пишут ученые-библеисты Израиль Финкелынтейн и Нил Зильберман, "повторные раскопки и обследования местности не выявили ни малейших следов деятельности человека в период позднего бронзового века, даже черепка, оставленного крошечной группой испуганно скрывающихся беженцев".[770] Однако не исключено, что археологи вели свои раскопки не в том месте, ибо библейский город Кадес можно отождествить с Петрой. К такому выводу пришел в 1881 г. британский писатель и путешественник Артур Пенрин Стенли.[771]В еврейском талмудическом предании Кадес, или Кадеш-барнеа, как его еще называют, был известен как Рекем-Гиа,[772] который, как сказано в еврейском тексте таргума, или комментария, к книге Второзакония, находился в том месте, где израильтяне разбили свои шары в пустыне.[773] Рекем, название которого произносилось так же, как Арк или Арс, - это Петра. Этот факт подтверждается не только древними текстуальными свидетельствами иудейского и раннехристианского происхождения,[774] но и набатейскими надписями, недавно открытыми у входа в Сик.[775] Более того, Рёкем-Гиа или Рекем геа в переводе означает "из ущелья" - ссылка, указывающая на сам Сик,[776] что сыграло важную роль в религиозных воззрениях набатеев Петры.Иосиф Флавий в своих "Иудейских древностях" приводит рассказ о том, как Моисей увел израильтян к границам Идумеи - название, под которым Сеир-Едом был известен в свою эпоху.[777] Там, рассказывает Иосиф, умерла Мириам, сестра Моисея, в сороковой год после Исхода евреев из Египта.[778] Иосиф пишет, что после публичного прощания с Мириам она была "похоронена на некоей горе, которую они называли Син".[779] Это - самое убедительное свидетельство, показывающее, что гора Синай находилась в этом районе, хотя сам Иосиф ошибочно полагал, что эта гора, "называемая Син", находилась совсем в другом месте.Однако затем Иосиф пишет, что израильское войско покинуло свой лагерь, отправилось походным маршем "в Аравийскую пустыню" и двигалось до места, которое "аравитяне считали своей столицей, которая прежде называлась Арс, но сегодня носит имя Петра… [и] окружена высокими горами".[780] Святой Иероним (333–420), особо почитаемый патриарх христианской Церкви, посетил Петру, которую он отождествил с "Кадес Барнеа", или Кадешом, и писал, что именно там находится гробница Мириам, сестры Моисея.[781] Итак, во-первых, Библия рассказывает, что Мириам умерла и была похоронена в Кадесе,[782] а во-вторых - это та самая Петра, древний Рекем. Особенно важно, что поскольку Иосиф утверждает, что Мириам была погребена на горе, "называемой Син", это означает, что гору Синай следует искать поблизости от Петры. Понимание этого позволяет заключить, что бедуинские легенды, связывающие скальный город с дочерью Фараона, были основаны на куда более ранних преданиях, говорящих о существовании здесь гробницы Мириам. А между тем надо помнить, что именно она поведала дочери Фараона, что новорожденного еврейского ребенка, которого та подобрала на воде, необходимо воспитать как одного из царевичей.

Если Петра - это и есть древний Кадес, один из ключевых пунктов, где израильтяне останавливались лагерем, мы должны сделать вывод, что история с Моисеем, ударившим жезлом в скалу, чтобы из нее полилась вода, произошла именно здесь, как гласит местная легенда. Возможно, эта история возникла как попытка объяснить необычное геологическое строение ущелья Сик, которое бесспорно было одним из величайших чудес природы Древнего мира. Осознав это, мы можем попытаться восстановить связь между Петрой и горой Хорив, иначе называемой горой Синай.

Скала в Хориве

Как мы поведали в главе 18, после того как сыны Израилевы вошли в пустыню Син, они, согласно рассказу Книги Бытия, раскинули свои шатры в Рефидиме, где не оказалось воды для питья.[783] Постоянный ропот народа вынудил Моисея обратиться с мольбой к Яхве, чтобы тот сотворил чудо, ибо люди готовы побить его, Моисея, камнями, если вскоре не напьются воды. На это Бог отвечал:"Вот, Я стану пред тобою там на скале в Хориве, и ты ударишь в скалу, и пойдет из нее вода, и будет пить народ. И сделал так Моисей в глазах старейшин Израильских. И нарек месту тому имя: Масса и Мерива, по причине укоренил сынов Израилевых и потому, что они искушали Господа, говоря: есть ли Господь среди нас, или нет?" (Исх. 17:6–7).[784]Эндрю Коллинз, Крис Огилви-Геральд - Проклятие Тутанхамона

Рис. 18. Моисей ударяет посохом в скалу Хорив и иссекает из нее родник Та же самая история рассказана и в Книге Чисел, хотя местом, где произошло это чудо, назван Кадес.

Ученые-библеисты всегда считали, что два рассказа, в которых Моисей иссекает из скалы воды в местностях Масса и Мерива, относятся к двум совершенно разным событиям, одно из которых произошло на горе Хорив в пустыне Син, а другое - в Кадесе в пустыне Фаран. Они указывают, что древнееврейское слово, использованное для передачи понятия "скала", в первом случае звучит как цур, а во втором - села.[785] Однако изучение двух рассказов по-называет, что они восходят к одному и тому же событию, описанному в двух разных книгах Пятикнижия: сперва - в Книге Исхода, а затем - в Книге Чисел. А если это так, то это означает, что Хорив и Кадес суть одно и то же место и что их можно идентифицировать с Петрой, где поиски горы Божией достигли своей кульминации. Итак, изучив различных возможных кандидатов на роль горы Яхве в окрестностях скального города, авторы убедились, что на роль Хорива, или Синая, есть только два возможных кандидата. Это - Джебель Харун, расположенная к юго-востоку от кольца вершин, окружающего Петру, и Джебель аль-Мадбах, расположенная к западу от города.

profilib.net

Моисей. Эффект Моисея. Фоторепортаж

Моисей, видя несправедливое и жестокое обращение египтян с евреями, не мог спокойно переносить это. Однажды он увидел, что египетский надсмотрщик избивает еврея. Вступившись за соплеменника, в порыве гнева он убил обидчика. После этого Моисей вынужден был бежать в пустыню к востоку от Египта. Там Моисей женился на дочери мадиамского жреца и пас скот своего тестя.

Спустя много лет Моисею явился Бог и говорил с ним из объятого пламенем куста на горе Хорив. Он возложил на Моисея задачу спасти евреев от уничтожения, выведя их из Египта в Палестину. Явившийся Моисею Бог открыл ему свое имя: «Я есмь Сущий» (Исх 3:14). Моисей попытался уклониться от возложенной на него миссии, ссылаясь на свое косноязычие. Бог пообещал, что брат Моисея Аарон будет его «устами». После этого Моисей встретился с Аароном и вместе с ним вернулся в Египет для исполнения миссии спасения еврейского народа.

Моисей и Аарон несколько раз обращались к фараону с просьбой, чтобы тот разрешил евреям покинуть Египет, однако столкнулись с упорным отказом. В наказание за это Бог поразил египтян десятью «казнями», наихудшей из которых стала гибель всех египетских первенцев. Израильтяне же были избавлены от всех этих напастей, и в память об этом был учрежден праздник Пасхи. После этого израильтянам все же было позволено уйти.

Весенний праздник евреев-скотоводов так и назывался «Пасха», что значило «умилостивление», он назывался также «праздник опресноков», то есть лепешек, наскоро испеченных из пресного теста. Когда Моисей уводил собратьев из Египта, они взяли с собой в дорогу именно такие лепешки. В Библии говорится, что сам Господь Бог повелел евреям в память этого события ежегодно отмечать праздник Пасхи.

Хотя израильтянам было позволено уйти, однако узнав, что евреи ушли из Египта, фараон Рамзес II отправил за ними в погоню свою армию. Путники, ведомые Моисеем, увидели на горизонте приближающихся солдат. Но бежать им было некуда – впереди расстилалось Красное море. И тогда Моисей возвел руки к небу и взмолился. Море расступилось – и, ступая по еще сырому дну, евреи перешли на другой берег. Водные стены сомкнулись за спиной израильтян, а воины, ринувшиеся в погоню, погибли под толщей воды. «И гнал Господь море сильным восточным ветром всю ночь и сделал море сушею, и расступились воды. И пошли сыны Израилевы среди моря по суше: воды же были им стеною по правую и по левую сторону» (Исх. 14:21,22)

На горе Синай Бог заключил с сынами Израиля союз-завет: «если вы будете слушаться гласа Моего и соблюдать завет Мой... вы будете у Меня царством священников и народом святым» (Исх 19:5-6). Частью этого завета явились десять заповедей. Кроме них, в Законе, открытом Моисею Богом, содержались сотни предписаний и запретов морального и обрядового характера. Под руководством Моисея был изготовлен ковчег завета (для переноски и хранения скрижалей, на которых был записан Закон). Аарон, брат Моисея, был назначен первосвященником.

Моисей, будучи вождем народа, еще не привыкшего к праведному исполнению Закона Божьего, постоянно сталкивался с трудностями. Обнаружив, что израильтяне поклоняются золотому тельцу, Моисей в гневе разбил первые две каменные скрижали (Исх 32). Люди в пустыне питались падавшей с небес манной, даром божьим, но она им надоела (Числ 11:6), и они возмущались. Против Моисея поднялось восстание во главе с Кореем, Дафаном и Авироном (Числ 16). При Мериве народ, страдавший от жажды, стал роптать, но Моисей напоил людей: от удара его жезла из скалы забила вода (Числ 20). Несмотря ни на что, ему удалось сохранить единство в народе, в частности, благодаря поддержке его верного помощника Иисуса Навина.

В Моаве с восточного берега Иордана Бог показал Моисею землю Палестины с вершины горы Фисвы (или Нево). Однако Бог не позволил Моисею вступить в обетованную землю по причине греха, совершенного им при Мериве. Видимо, грех состоял в том, что Моисей с Аароном сказали: «разве нам из этой скалы извести для вас воду?» (Числ 20:10), вместо того, чтобы подчеркнуть, что только Бог творит чудеса. Умер Моисей в Моаве в возрасте 120 лет.

Многочисленные произведения искусства и литературы свидетельствуют, насколько сильно образ Моисея будоражил воображение людей с древности и по сегодняшний день. Филон Александрийский и Григорий Нисский составили подробные аллегорические толкования жизнеописания пророка. Моисей Микеланджело – это, быть может, величайший образ человеческой мощи и зрелости во всей западной пластике. Дж. Россини и А. Шёнберг сочинили оперы о Моисее. З. Фрейд написал книгу «Моисей и монотеизм», посвященную психоаналитическому исследованию жизненного пути Моисея и его отношений с еврейским народом. Однако самым великим памятником Моисею остается само еврейское вероисповедание, поскольку, как повествует Библия, именно при посредстве Моисея Бог Авраама, Исаака и Иакова был признан Богом Израиля.

Непокорность Моисея Богу у вод Меривы в Кадесе не позволила Моисею войти в землю обетованную

Моисей постиг высоты науки, которая признавала незыблемость законов Вселенной и развитие миров путём постепенной эволюции, обладала знанием невидимых миров и человеческой души.

Народ израильский под предводительством Моисея 40 лет странствовал по пустыне. Это были для народа и для самого Моисея годы тяжёлых испытаний. За эти 40 лет были и спасительная “манна небесная”, и живительный чудесный родник, забивший из скалы от удара Моисеева жезла, был и бунт израильского народа, который решил требовать зримого и ощутимого “бога, который бы шёл перед нами”, было и поклонение золотому тельцу, были и грозные расправы Моисея с вероотступниками.

Когда же Моисею исполнилось 120 лет, ему было извещено, что странствиям пришёл конец, израильский народ достиг границ “земли обетованной”. Однако самому Моисею не суждено было перейти Иордан и ступить на эту землю. Это была кара за высокомерие.

В чем же выражалось высокомерие Моисея? Исследуя эту страницу истории жизни спасителя евреев - Моисея, можно убедиться в том, что Моисей попросту не выполнил наставления, которое было сказано Богом. Когда народ жаждал воды, и требовал у Моисея поступить так же, как он уже это делал, чтобы добыть воду, Моисей использовал свой метод: он опять ударил дважды жезлом по скале, чтобы дать людям воду. Как же это можно посчитать грехом? Ведь опять Моисей напоил людей.

Именно в том, что бог велел Моисею и Аврааму в этот раз сказать скале, чтобы та дала воду по велению Бога, а не ударять по скале жезлом.

" И сказал Господь Моисею и Аарону: за то, что вы не поверили мне, чтоб явить святость мою пред очами сынов израилевых, не введете вы народа сего в землю, которую я даю ему".

И умер Моисей на границе земли обетованной, в которую ему не суждено было войти.

Продолжить дело своей жизни Моисей передал Иисусу Навину - своему верному ученику, последователю и приемнику.

Славы земной Моисей не получил, но получил славу небесную.

Эффект Моисея

Ученые всего мира пытались найти научное объяснение событиям, описанным в священных книгах. Одно из самых ярких моисеевых чудес заинтересовало японских физиков. Профессор Шого Уэно из Токийского университета часто прогуливался вдоль морского побережья, глядя на эту неподъемную толщу воды… и вдруг придумал!

В своих экспериментах Шого использовал сильный магнит, и чудо Моисея повторилось на его глазах!

- Мы взяли небольшую емкость с водой, – говорит он. – Подкрасили жидкость красным раствором. А затем поместили над резервуаром сверхпроводящий магнит. Под действием магнитного поля вода как будто продавилась вниз. Уровень жидкости по бокам камеры поднялся, образовались два застывших каскада. По центру же воды совсем не осталось, и стало видно дно. То же самое видели Моисей и ведомые им евреи, когда подошли к Красному морю! Сходство было настолько очевидным, что физики решили назвать это открытие «эффектом Моисея».

Оказалось, что японцы не первые, кто попытался разгадать знаменитую библейскую историю. Российские ученые тоже дали объяснение чуду Моисея. По версии 28-летнего российского исследователя цунами Павла Королева из Южно-Сахалинского института морской геологии и геофизики, воды Красного моря заставили уйти глубокие трещины на дне.

– Такие трещины на морском дне могли образоваться после землетрясений, – считает Королев. – А вода, предположительно, стекла в образованные пустоты. По крайней мере, такую картину можно было увидеть у побережья, где небольшая глубина. Кое-где море вообще могло высохнуть. При землетрясении вода начала выплескиваться из трещин, началось цунами. Возможно, в тот момент в горах и вправду было землетрясение, а Моисей просто успел провести народ, пока море еще было сухо.

Профессор Шого Уэно готов раз за разом повторять свой опыт в лаборатории. Но, конечно, чтобы повторить японский эксперимент с настоящим морем, потребуется магнит гигантской мощности. И пока одни специалисты ищут возможности, другие уже придумали, как извлечь пользу из «эффекта Моисея». Особой популярностью пользуется предложение ловить таким способом рыбу. Сложно отказаться от соблазнительной идеи, что рыба из отодвинутого в сторону участка моря или океана сама попадет на осушенное дно. Но люди полагают, а Бог располагает… Не исключено, что чудо пророка Моисея так и не будет осовременено.

www.epochtimes.ru

Воды Меривы. Тони Баллантайн | Daily Reader

На сто­ле в ожи­дании, ког­да их на­денут, сто­яла па­ра ступ­ней. Се­рова­то-зе­леные ступ­ни, с пе­репон­ка­ми, как у ут­ки; они по­ходи­ли на лас­ты, толь­ко жи­вые. Очень, очень жи­вые.

– Мы ре­шили на­чать с ног, что­бы ты мог скры­вать это под обувью, по­ка не при­вык­нешь. Ве­ро­ят­но, луч­ше, что­бы ник­то не по­доз­ре­вал, кто ты та­кой, – сна­чала, ко­неч­но.

– Хо­рошая мысль, – ска­зал Бад­ди Джо, гля­дя че­рез го­лову тол­стяч­ка док­то­ра Флин­на на ступ­ни. Ступ­ни чу­жака, иноп­ла­нетя­нина. Их ок­ру­жал лег­кий ту­ман: это пот чу­жака вы­деля­ет­ся сквозь по­ры чу­жака.

Док­тор Флинн про­тянул ру­ку, ме­шая Бад­ди Джо до­тянуть­ся до ступ­ней, и отод­ви­нул их по­даль­ше.

– По­тише, Бад­ди Джо. Я дол­жен спро­сить для про­токо­ла. Ты уве­рен, что хо­чешь на­деть эти ступ­ни? Ты ведь зна­ешь, что, ког­да на­денешь, снять их бу­дет нель­зя.

– Да, я хо­чу их на­деть, – ска­зал Бад­ди Джо, гля­дя на но­ги.

– Ты ведь зна­ешь, что ког­да они при­со­еди­нят­ся, то ста­нут частью те­бя? И что, ес­ли твое те­ло их от­тор­гнет, оно от­тор­гнет собс­твен­ные но­ги? Или то­го ху­же: но­ги ос­та­нут­ся с то­бой, но пло­хо при­живут­ся, и ты бу­дешь ис­пы­тывать пос­то­ян­ную боль?

– Я это знаю.

– И все рав­но хо­чешь их на­деть?

– Ко­неч­но. По при­гово­ру ме­ня на­пич­ка­ли Сог­ла­си­ем, и у ме­ня нет вы­бора – толь­ко де­лать то, что вы ве­лите.

– Да, я знаю. Мне толь­ко нуж­но бы­ло, что­бы ты ска­зал это для про­токо­ла.

Док­тор Флинн отод­ви­нул­ся. Бад­ди Джо по­лучил воз­можность взять ступ­ни и от­нести к сту­лу. Он сел, ра­зул­ся и снял нос­ки.

Он слов­но су­нул но­ги в ре­зино­вые нос­ки с паль­ца­ми. Он по­вора­чивал ступ­ни, пе­ред­ви­гал их, нап­равлял, что­бы они за­няли нуж­ное мес­то. Чу­жим ступ­ням он был не ну­жен, они соп­ро­тив­ля­лись, пы­тались вып­лю­нуть его. Он чувс­тво­вал в глу­бине соз­на­ния неп­ре­рыв­ный вопль. Ру­ки у не­го го­рели, их жег ед­кий пот, вы­деля­ющий­ся из пор чу­жака. Его собс­твен­ные ступ­ни ам­пу­тиро­вали: их рас­тво­рило те­ло иноп­ла­нетя­нина, ко­торое Бад­ди Джо дол­жен был на­деть по при­казу док­то­ра Флин­на и его ко­ман ды. Бад­ди Джо чувс­тво­вал страш­ную боль, но ма­лень­кий крис­талл Сог­ла­сия, мед­ленно рас­тво­ря­ющий­ся в его кро­ви, зас­тавлял его неп­ре­рыв­но улы­бать­ся.

А по­том вне­зап­но ступ­ни вста­ли на мес­то и ста­ли его частью.

– Го­тово! – вос­клик­ну­ла жен­щи­на из ко­ман­ды док­то­ра Флин­на. Она под­ня­ла го­лову от кон­со­ли и кив­ну­ла сес­тре: – Мо­жете снять дат­чи­ки.

Сес­тра сня­ла с его ко­жи лип­кие по­лос­ки и бро­сила в ур­ну для от­хо­дов.

– От­личная по­пыт­ка. У нас по­лучи­лось, кол­ле­ги.

Док­тор Флинн по­жимал ру­ки сво­им сот­рудни­кам.

Лю­ди смот­ре­ли на кон­со­ли, на но­ги, друг на дру­га – смот­ре­ли ку­да угод­но, толь­ко не на Бад­ди Джо. Бад­ди Джо сто­ял, с улыб­кой гля­дя на свои нез­на­комые но­вые ступ­ни, и ис­пы­тывал стран­ные ощу­щения. Пол под ним ка­зал­ся иным. Слиш­ком су­хим и хруп­ким.

По­дошел док­тор Флинн с улыб­кой на круг­лом си­яющем ли­це.

– Лад­нень­ко, а те­перь по­ходи-ка по ком­на­те. Мо­жешь?

Он мог. Оку­нуть но­ги в во­ду и смот­реть, как пре­лом­ле­ние ме­ня­ет их фор­му. Вот что чувс­тво­вал Бад­ди Джо с но­выми ступ­ня­ми. Под уг­лом к ос­таль­но­му те­лу, но все же часть его. Все еще часть его.

Он шаг­нул впе­ред ле­вой но­гой, и ле­вая ступ­ня су­зилась, ког­да он отор­вал ее от по­ла. Опус­ка­ясь, она рас­тя­нулась во всем сво­ем пе­репон­ча­том ве­лико­лепии, рас­плю­щилась и ощу­тила тек­сту­ру плас­ти­ково­го по­ла. И от­ско­чила. Пол был слиш­ком су­хим, слиш­ком хруп­ким. Хо­рошая пор­ция кис­ло­ты рас­тво­рит его, прев­ра­тит в нич­то. Бад­ди Джо шаг­нул пра­вой но­гой и по­шел по по­лу.

– Ни­каких проб­лем при ходь­бе? – спро­сил док­тор Флинн.

– Нет, – от­ве­тил он, но док­тор Флинн го­ворил не с ним.

Пос­ледняя про­вер­ка на кон­со­лях. Один за дру­гим вра­чи, сес­тры и тех­ни­ки под­ни­мали вверх боль­шой па­лец.

– Хо­рошо, – ска­зал док­тор Флинн. – Спа­сибо, Бад­ди Джо. Те­перь мо­жешь обуть­ся. Обувь по-преж­не­му дол­жна быть те­бе впо­ру, и ес­ли про­ведешь мыс­ка­ми ног друг по дру­гу, смо­жешь скры­вать свое из­ме­нение. Уви­дим­ся че­рез не­делю в то же вре­мя.

– Эй, ми­нут­ку, – ска­зал Бад­ди Джо. – Вы не мо­жете отос­лать ме­ня, по­ка я под дей­стви­ем Сог­ла­сия.

Док­тор Флинн по­жал пле­чами.

– Но мы не мо­жем и дер­жать те­бя здесь. Мес­то в ла­бора­тории сто­ит де­нег. Че­рез пять ми­нут мы са­ми дол­жны уй­ти, что­бы ос­во­бодить по­меще­ние для груп­пы ис­то­рико­ас­тро­номов. До сви­дания.

Вот и все. Ему ос­та­валось толь­ко обуть­ся и вый­ти из ла­бора­тории на па­лубу пя­того эта­жа.

Бад­ди Джо про­шел к лиф­ту, ко­торый от­ве­зет его на Вто­рую па­лубу. Пя­тая па­луба в это вре­мя ве­чера пус­та. Ес­ли по­везет, он бла­гопо­луч­но до­берет­ся до до­ма и ник­то не пой­мет, что он под дей­стви­ем Сог­ла­сия.

Но­ги его бы­ли в ре­зино­вой обу­ви и в нос­ках, и тре­бова­лось все его са­мо­об­ла­дание, что­бы не вы­делить кис­ло­ту, ко­торая все это рас­тво­рит и ос­во­бодит ступ­ни. Не сда­вай­ся, Бад­ди Джо! Ме­тал­ли­чес­кая ре­шет­ка па­лубы ста­нет для тво­их ног страш­ным ис­пы­тани­ем.

Ла­бора­тория бы­ла да­леко от Стол­бо­вых Ба­шен. Сквозь ре­шет­ку па­лубы он уже мог смот­реть на вол­ны, об­ру­шива­ющи­еся на за­мусо­рен­ный бе­рег да­леко вни­зу. Гля­дя вверх, он ви­дел звез­ды, на­вис­шие очень низ­ко, пря­мо над кры­шами са­мых вы­соких зда­ний. Ему хо­телось не­надол­го ос­та­новить­ся и пос­мотреть: ред­кое удо­воль­ствие – лю­бовать­ся ос­татка­ми Все­лен­ной, но он не смел. Тем бо­лее под Сог­ла­си­ем.

Нем­но­гие оби­тате­ли Пя­той па­лубы, вы­шед­шие на­ружу, по обык­но­вению не об­ра­щали на не­го вни­мания. Уче­ные или юрис­ты – кто их раз­бе­рет? Все как один уку­таны от хо­лода, брю­ки зап­равле­ны в нос­ки, что­бы убе­речь­ся от по­рывов хо­лод­но­го вет­ра на па­лубе. Бад­ди Джо дер­жался в те­ни, сколь­зя меж­ду рас­порка­ми, ко­торые удер­жи­вали па­луб­ные пос­трой­ки. Под­хо­дя к Стол­бо­вым Баш­ням, он уви­дел жел­тый свет, за­лива­ющий по­лиро­ван­ные де­ревян­ные две­ри глав­но­го лиф­та, и рас­сла­бил­ся, но слиш­ком ра­но. Жен­щи­на, шед­шая за ним, ок­ликну­ла его из те­ни:

– Стой.

Он ос­та­новил­ся.

– Ты под Сог­ла­си­ем, вер­но?

– Да.

Бад­ди Джо чувс­тво­вал, как внут­ри на­рас­та­ет жа­лоб­ный плач. Сна­чала у не­го отоб­ра­ли но­ги, а те­перь от­бе­рут бу­маж­ник или что-ни­будь по­хуже.

– За что?

– Из­на­сило­вание, – ска­зал он. – Но…

– Я обой­дусь без под­робнос­тей.

Бад­ди Джо пос­лушно зак­рыл рот, внут­ри на­рас­та­ла па­ника. Обувь рас­тво­рялась.

– Нес­коль­ко ме­сяцев на­зад ка­кой-то уб­лю­док из­на­сило­вал мо­его пар­тне­ра. Пой­мал его в лиф­те, иду­щем со Вто­рой па­лубы. Ты со Вто­рой па­лубы?

– Да, но…

– Не­ин­те­рес­но. Что, ес­ли я при­кажу те­бе бро­сить­ся с края?

– По­жалуй­ста, не на­до.

– За­бав­но. Джон го­ворил то же са­мое. Уб­лю­док его не слу­шал.

Бад­ди Джо сжал ку­лаки. Его но­вые ступ­ни са­ми по се­бе сжи­мались и раз­жи­мались, пы­та­ясь от­пол­зти от жен­щи­ны. Лег­кий вдох. Вот и все. Это ко­нец. Она при­кажет ему спрыг­нуть с па­лубы, и у не­го не бу­дет дру­гого вы­хода, толь­ко пос­лу­шать­ся. Сей­час она ска­жет это. Сей­час ска­жет…

И ни­чего. Дол­гая па­уза.

Он по­вер­нулся: жен­щи­ны не бы­ло. Вмес­то нее был кош­мар. Бад­ди Джо из­дал вы­сокий писк. Пис­кля­вый крик, пол­ный ужа­са.

Он смот­рел на дру­гого чу­жака. Смот­рел на се­бя. У чу­жака бы­ли его но­ги. Его рост, точ­но так же про­тяну­тые ру­ки… Нет. Не смот­ри на эти ру­ки, Бад­ди Джо. Но са­мым жут­ким бы­ло не это.

У чу­жака не бы­ло го­ловы.

Го­ловы не бы­ло, но чу­жак смот­рел на не­го. Он пы­тал­ся что-то ска­зать, но Бад­ди Джо не был го­тов его по­нять.

– За­будь об этом, – про­гово­рил чу­жак. – По­ка за­будь.

Он под­нялся в воз­дух и ис­чез.

Две ми­нуты спус­тя Бад­ди Джо, дро­жа, во­шел в лифт.

Под дей­стви­ем Сог­ла­сия он за­был о чу­жаке.

Квар­ти­ра Бад­ди Джо рас­по­лага­лась в се­вер­ной час­ти квар­та­ла на Вто­рой па­лубе: в до­ме тех, кто дос­та­точ­но умен, что­бы ни­чему не ве­рить, но не­дос­та­точ­но умен, что­бы по­верить во что-то. Ок­на вы­ходи­ли на мрач­ную тень Треть­ей па­лубы. У не­го бы­ли кро­вать, кран по­дачи еды и ви­де­оэк­ран. Даль­ше по ко­ридо­ру ван­ная и ряд ту­алет­ных ка­бинок. Отец Бад­ди Джо жил в квар­ти­ре дву­мя эта­жами ни­же, две его сес­тры – в со­сед­ней квар­ти­ре, а дед – ря­дом с шах­той лиф­та. Ког­да лифт днем и боль­шую часть но­чи дви­гал­ся, в квар­ти­ре де­да каж­дый раз гро­мыха­ло и уха­ло. Но сей­час де­душ­ка умер, и в его квар­ти­ру въ­еха­ла но­вая семья. Дед наз­вал бы ее ин­дий­ской, но он в этом от­но­шении был ста­ромо­ден. Он был дос­та­точ­но стар, что­бы пом­нить, ког­да на Лу­не впер­вые зац­ве­ли цве­ты.

– Что ты зна­ешь, Бад­ди Джо? – спро­сила жен­щи­на с ви­де­оэк­ра­на.

– Ни­чего не знаю, – от­ве­тил Бад­ди Джо.

– Сле­ду­ющая до­за Сог­ла­сия в 40 П, сле­ду­ющая часть об­личья чу­жака в 60 П.

Бад­ди Джо по­вер­нулся на кро­вати. Он серь­ез­но по­думы­вал о том, что­бы бро­сить­ся с края па­лубы.

Эк­ран мор­гнул, и на нем по­яви­лась сес­тра Бад­ди. Она си­дела на кро­вати в се­рой ме­тал­ли­чес­кой ком­на­те, точ­но та­кой же, как его, все­го че­рез три две­ри от­сю­да.

– Зав­тра в 40 П, да, Бад­ди Джо?

– Вер­но.

– Но­вая часть об­личья в 60 П.

– Так мне ска­зали.

На эк­ра­не по­явил­ся отец. Ком­на­та та же, кро­вать та же, толь­ко че­ловек сме­нил­ся.

– Со­рок П, Бад­ди Джо.

– Да.

– И но­вая часть об­личья в шесть­де­сят.

– Так мне ска­зали.

– Твой дед ска­зал бы «в два ча­са», а не в шесть­де­сят П.

– Прав­да, па­па?

– Ты очень по­хож на де­душ­ку, Бад­ди Джо. Он то­же всег­да ду­мал о вся­ком раз­ном. Я го­ворил, что это не до­ведет вас обо­их до доб­ра. И был прав.

Бад­ди Джо пос­мотрел на свои не­обыч­ные се­ро-зе­леные ступ­ни. Он пос­та­вил меж­ду ни­ми плас­ти­ковый ме­шок и по­ложил ней­ло­новую прос­ты­ню. Ступ­ням ощу­щение не пон­ра­вилось. Бад­ди Джо пос­мотрел на свои ху­дые блед­ные но­ги.

– Я к ним при­вык, но зав­тра их не ста­нет.

Это Джей­мс из квар­ти­ры вни­зу, его боль­ше­ротое ли­цо улы­ба­ет­ся с эк­ра­на. Го­воря, он на­пол­ня­ет чаш­ку едой из кра­на. Бад­ди Джо чувс­тву­ет, что го­лоден. Он отыс­ки­ва­ет у кро­вати свою чаш­ку для еды. Эк­ран ми­га­ет, и на нем по­яв­ля­ют­ся мис­тер и мис­сис Сингх, за­нима­ющи­еся сек­сом. Уже боль­ше се­миде­сяти П. По­ра пе­реку­сить.

Он нак­ло­ня­ет­ся на кро­вати и тя­нет­ся к кра­ну, его ступ­ни под­ни­ма­ют­ся, вы­леза­ют из ней­ло­новой прос­ты­ни. Те­перь на эк­ра­не Мар­ти с Пер­вой па­лубы. Мар­ти чер­тит в воз­ду­хе свя­щен­ный сим­вол и го­ворит:

– Не на­до бы­ло на­сило­вать ту де­вуш­ку, па­рень. Зав­тра ты по­теря­ешь го­раз­до боль­ше, чем но­ги.

Бад­ди Джо снит­ся, что он идет с де­дом по лу­гу на Лу­не. На крас­ные и жел­тые го­лов­ки цве­тов са­дят­ся ба­боч­ки и пь­ют нек­тар; цве­ты всю­ду, ку­да ни глянь. Бад­ди Джо нак­ло­ня­ет­ся и ню­ха­ет цве­ток.

Нет! Грязь. Нет! Это Грязь, Бад­ди Джо!

Он про­сыпа­ет­ся се­рым ут­ром, пол­ный от­вра­щения к се­бе. На­до сле­дить за со­бой. Гряз­ные мыс­ли за­рож­да­ют­ся во сне и рас­цве­та­ют дей­стви­ями во вре­мя бодрство­вания. Он это зна­ет. Ду­май о па­лубах, го­ворит он се­бе, ду­май о па­лубах.

На не­го с эк­ра­на смот­рит сес­тра.

– Трид­цать пять П, Бад­ди Джо. Ско­ро те­бе бу­дут да­вать Сог­ла­сие.

– Вер­но, – го­ворит он, про­тирая гла­за. Ощупью на­ходит чаш­ку и под­став­ля­ет под кран.

– Как ты ду­ма­ешь, что бу­дет на этот раз? Но­вые но­ги? Но­вые ру­ки?

– Не знаю.

На эк­ра­не по­яв­ля­ет­ся отец.

– Трид­цать пять П, Бад­ди Джо. Ско­ро те­бе да­дут Сог­ла­сие.

– Вер­но.

Он не хо­чет го­ворить об этом. Не хо­чет те­рять но­ги. Его прев­ра­ща­ют в чу­жака про­тив его во­ли. Что про­изой­дет, ког­да он сме­нит го­лову? Что бу­дет с ним тог­да? Ку­да де­нет­ся Бад­ди Джо? Но он это зас­лу­жил. Толь­ко пос­мотреть на его сны!

– Не нуж­но бы­ло на­сило­вать ту де­вуш­ку, Бад­ди Джо, – го­ворит его отец.

Раз­ве он не го­ворит это каж­дый день?

На эк­ра­не по­яв­ля­ет­ся Мар­тин. По­том Кэ­ти, по­том Кло­вис, по­том Чарльз.

Он все еще ле­жит в пос­те­ли, ког­да с по­тол­ка, жуж­жа, спус­ка­ет­ся бес­пи­лот­ник. Уз­кий, по­хожий на осу ци­линдр мень­ше боль­шо­го паль­ца про­летел ми­мо рас­тя­жек и опор, че­рез па­лубы и Стол­бо­вые Баш­ни. Про­нес­шись че­рез тун­не­ли в опор­ных бал­ках, оги­бая бал­ко­ны и тро­ту­ары, он до­летел до этой квар­ти­ры. Пос­лал сиг­нал, от­кры­ва­ющий дверь. Бад­ди Джо ви­дел, как он по­явил­ся в кон­це ко­ридо­ра и приб­ли­жал­ся, уве­личи­ва­ясь в раз­ме­рах. Он сел на ру­ку Бад­ди Джо, пос­ле­довал лег­кий укол, и крис­талл Сог­ла­сия сколь­знул под ко­жу. Ру­ка слег­ка за­ныла, Бад­ди Джо по­чувс­тво­вал что-то, и все вер­ну­лось. Он смот­рел на ма­лень­кое ме­тал­ли­чес­кое те­ло, чувс­тво­вал при­кос­но­вение кро­шеч­ных ме­тал­ли­чес­ких но­жек к ко­же. Дрон ска­зал:

– Шесть­де­сят П, Бад­ди Джо. На­зад в ла­бора­торию. По­лучи там но­вые но­ги.

– Лад­но, – от­ве­тил Бад­ди Джо. Его но­вые ступ­ни за­топа­ли са­ми со­бой. Они взбу­дора­жены. Бад­ди Джо ска­тил­ся с кро­вати. Нуж­но пять П, что­бы Сог­ла­сие пол­ностью по­дей­ство­вало. К это­му вре­мени ему нуж­но быть в ла­бора­тории, что­бы им сно­ва кто-ни­будь не вос­поль­зо­вал­ся.

Дер­жись. Сно­ва? Что зна­чит сно­ва? Он что-то за­был? Бад­ди Джо в по­ис­ках мыс­ли по­вер­тел го­ловой. Мысль ис­чезла.

Вый­дя из квар­ти­ры, он спус­ка­ет­ся по сту­пеням Вто­рой па­лубы. Идет ми­мо скле­пан­ных ку­бов, со­еди­нен­ных один с дру­гим, что­бы вмес­тить жи­лые бло­ки. Ми­ну­ет тол­пу под­рос­тков, ко­торые, под­талки­вая друг дру­га, мо­чат­ся че­рез ме­тал­ли­чес­кую ре­шет­ку на цер­кви, и ме­чети, и си­наго­ги, и хра­мы на Пер­вой па­лубе. Од­на де­воч­ка со спу­щен­ны­ми тру­сами смот­рит на Бад­ди Джо, ви­дит след, ос­тавлен­ный на ру­ке дро­ном, и на ее ли­це пос­те­пен­но по­яв­ля­ет­ся по­нима­ние. Бад­ди Джо то­роп­ли­во ухо­дит, по­ка она ни­чего не ска­зала.

Бад­ди Джо ждал у вхо­да в лиф­ты Стол­бо­вых Ба­шен. Баш­ни ухо­дили в не­бо, за­ос­трен­ные гряз­ные ме­тал­ли­чес­кие конс­трук­ции, ис­че­за­ющие ввер­ху в те­ни Треть­ей па­лубы. Их пок­ры­вали ржа­во-крас­ные ца­рапи­ны. Дед ска­зал, это от­то­го, что они вы­рос­ли из зем­ли. И рас­сме­ял­ся. Уди­вил­ся, ска­зал он. Ты ду­мал, баш­ни пос­тро­или лю­ди. Так ду­ма­ет се­год­ня боль­шинс­тво. Ну так это неп­равда. Очень мно­го не­обыч­но­го про­изош­ло пос­ле то­го, как на Лу­не рас­цве­ли цве­ты.

Бад­ди Джо мол­чал. До сих пор он всег­да ду­мал, что па­лубы об­ра­зова­лись са­ми со­бой. Он ни­ког­да не счи­тал, что лю­ди мог­ли что-то пос­тро­ить. Гля­дя на проч­ные, зем­ля­ного цве­та Стол­бо­вые Баш­ни, как мож­но бы­ло не ве­рить, что они вы­рос­ли из зем­ли са­ми со­бой?

По­лиро­ван­ные де­ревян­ные две­ри лиф­та от­кры­лись, выш­ли три че­лове­ка. Бад­ди Джо во­шел в оби­тое нут­ро. И вздрог­нул. У не­го по час­тям от­ни­мали его че­ловеч­ность. Ид­ти не хо­телось, но он ус­лы­шал собс­твен­ный го­лос, про­сив­ший:

– Пя­тую па­лубу, по­жалуй­ста.

Кто-то на­жал кноп­ку. Лифт нем­но­го осел, и у всех учас­ти­лось сер­дце­би­ение. Все слы­шали ис­то­рию о том, что лю­дей, вы­шед­ших ког­да-то из зем­ли, ра­но или поз­дно за­берут об­ратно. Тог­да две­ри лиф­та зак­ро­ют­ся, и он уне­сет их навс­тре­чу соз­да­телю.

Но не се­год­ня. Лифт на­чинал под­ни­мать­ся.

Идя по Пя­той па­лубе, Бад­ди Джо ви­дит се­рое не­бо, на­виса­ющее над баш­ня­ми Седь­мой па­лубы. Здесь ве­тер силь­нее, он про­ника­ет сквозь тон­кую хлоп­ча­тобу­маж­ную ру­баш­ку и зас­тавля­ет его зяб­нуть. Ступ­ням нра­вит­ся ощу­щение: они дро­жат в пред­вку­шении.

Он при­шел слиш­ком ра­но. Груп­па ис­то­рико­ас­тро­номов про­еци­ру­ет изоб­ра­жения на сте­ны ку­пола ла­бора­тории. На кар­ти­нах изоб­ра­жен не­обыч­ный лан­дшафт. Тра­вянис­тые рав­ни­ны, го­ры с вер­ши­нами в сне­гу, по­ля жел­тых зла­ков, но у все­го не­вер­ные про­пор­ции: го­ры и до­лины боль­ше, чем на кар­ти­нах, ко­торые Бад­ди Джо по­казы­вали в детс­тве.

– Что это? – спра­шива­ет он у сто­яще­го ря­дом ас­тро­нома в бе­лом ха­лате. Ас­тро­ном с по­доз­ре­ни­ем смот­рит на не­го, и на его ли­це по­яв­ля­ет­ся по­нима­ние.

– А, джентль­мен, ко­торо­го го­товят к об­личью чу­жака, – го­ворит он. – Нап­расная тра­та вре­мени, ес­ли хо­тите знать мое мне­ние. Но вы, на­вер­но, не спро­сите.

Он по­вора­чива­ет­ся и ру­кой об­во­дит ком­на­ту.

– Это, друг мой, Марс. Марс, дол­жен до­бавить, меж­ду Сдви­гом и Кол­лапсом. Эти ви­ды сня­ты че­рез два ме­сяца пос­ле ос­но­вания ко­лонии.

– Очень… не­обыч­но.

– Толь­ко для ва­ших глаз, мой друг, по­тому что вы всег­да жи­ли в ми­ре пос­ле Кол­лапса. Для тех, кто жил до Сдви­га, этот мир был ра­ем. Он по­хож на ре­аль­ный мир.

– Ре­аль­ный мир?

– Ну, на один из них. Вот что мы все здесь ищем, мой друг. Вот по­чему пос­тро­или баш­ни на Седь­мой па­лубе; вот по­чему ва­ши друзья го­товят вам об­личье чу­жака. Все мы ищем ре­аль­ный мир.

Ас­тро­ном взды­ха­ет и ог­ля­дыва­ет­ся.

– Ко­неч­но, мои прап­рапра­щуры не уз­на­ли бы в этих кар­ти­нах ре­аль­ный мир.

– По­чему?

Но кто-то зо­вет ас­тро­нома.

– Про­шу про­щения. Мо­жет, в сле­ду­ющий раз я ус­пею рас­ска­зать боль­ше.

Он жмет Бад­ди Джо ру­ку и то­роп­ли­во ухо­дит. Он слег­ка по­хож на мис­те­ра Син­гха, жи­вуще­го ни­же по ко­ридо­ру – ко­торо­го его дед наз­вал бы ин­ду­сом.

Ис­то­рико­ас­тро­номы упа­ковы­ва­ют свое обо­рудо­вание. В ком­на­ту вхо­дит дру­гая груп­па уче­ных. Груп­па, за­нятая об­личь­ем чу­жака. Двое тол­ка­ют те­леж­ку, и Бад­ди Джо вдруг пу­га­ет­ся. На те­леж­ке ле­жат но­вые час­ти об­личья. Бад­ди Джо на­чина­ет му­тить. Он ожи­дал мень­ше­го. А здесь не па­ра брюк, не ру­баш­ка. По­хоже на ком­би­незон. Он прог­ло­тит Бад­ди Джо це­ликом, ос­та­вив толь­ко го­лову и ру­ки. А ког­да ис­чезнет и твоя го­лова, ку­да де­нешь­ся ты сам, Бад­ди Джо? (Го­лова. Го­лова. По­чему он ду­ма­ет о го­лове Чу­жака? Не ду­май о го­лове!)

Док­тор Флинн ви­дит, как он дро­жит на дру­гой сто­роне ком­на­ты.

– А, вот и ты. Ско­рей раз­де­вай­ся. У нас ма­ло вре­мени.

Бад­ди Джо на­чина­ет раз­де­вать­ся, но глу­боко внут­ри он во­пит от стра­ха. Не хо­чу! Что ж, не нуж­но бы­ло на­сило­вать ту де­вуш­ку, Бад­ди Джо, го­ворит Сог­ла­сие, по­ка ру­ки быс­тро рас­сте­гива­ют пу­гови­цы.

Кто-то при­жима­ет по­душеч­ки дат­чи­ков к его ли­цу. Бад­ди Джо сбра­сыва­ет обувь, и его ступ­ни раз­во­рачи­ва­ют­ся. Док­тор Флинн тер­пе­ливо сто­ит ря­дом, гля­дя на кар­ти­ну, слу­чай­но ос­тавлен­ную ис­то­рико­ас­тро­нома­ми.

– Глуп­цы, – го­ворит он, – жи­вущие в прош­лом. Мы ни­ког­да не пой­мем ис­ти­ну, да­же будь нам дос­тупны все воз­можнос­ти во Все­лен­ной. За­чем ис­кать от­ве­ты, гля­дя на ко­пии и пов­то­ры то­го, что бы­ло? Луч­ше от­ка­зать­ся от прош­ло­го. Ис­ти­на в чем-то ином.

Он вы­пус­ка­ет лист; тот сво­рачи­ва­ет­ся и па­да­ет на пол. Док­тор Флинн по­вора­чива­ет­ся и смот­рит на Бад­ди Джо – тот сто­ит пе­ред ним на­гой. Блед­ное бе­лое те­ло, пе­реви­тое си­ними ве­нами.

– Мне нуж­но в ту­алет.

– По­дож­ди, – го­ворит док­тор Флинн. – Это бу­дет ин­те­рес­ная про­вер­ка об­личья. – Он по­вора­чива­ет­ся к ос­таль­ной груп­пе. – Все го­товы?

Од­на жен­щи­на по­кача­ла го­ловой.

– Пять ми­нут. У нас не­кото­рые труд­ности с рас­ши­рени­ем шеи.

Док­тор Флинн ко­рот­ко кив­нул.

– Хо­рошо. Се­год­ня у нас есть не­боль­шой за­пас вре­мени.

Бад­ди Джо дро­жал. От­части от хо­лода, но глав­ным об­ра­зом от стра­ха. Се­ро-зе­леное те­ло чу­жака глад­кое и влаж­но блес­тит сна­ружи, но внут­ри, заг­ля­дывая в шею, Бад­ди Джо ви­дит не­обыч­ные пур­пурные внут­ренние час­ти. Ря­ды се­реб­ристо-се­рых крюч­ков, выс­ти­ла­ющих об­личье, ка­жут­ся на­поло­вину ме­тал­ли­чес­ки­ми, на­поло­вину ор­га­ничес­ки­ми. Как они по­ведут се­бя, ког­да он на­тянет об­личье? Глу­боко ли эти крюч­ки про­ник­нут в его те­ло? Но он уже зна­ет от­вет. Ему ска­зали. Нас­квозь, Бад­ди Джо, крюч­ки прой­дут нас­квозь. Они оп­ле­тут твои со­суды, и нер­вы, и ор­га­ны, про­ник­нут внутрь, соз­да­вая ос­но­ву для те­ла, ко­торое бу­дут вы­ращи­вать. Они вык­ра­сят ле­кало тво­его чер­но-бе­лого те­ла в яр­кие, соч­ные цве­та.

Док­тор Флинн на­чал на­певать про се­бя. Жел­тый свет от­ра­жал­ся в его оч­ках и лы­сине.

– По­чему? – ше­потом спро­сил Бад­ди Джо.

– Что по­чему? – пе­рес­про­сил док­тор Флинн.

– По­чему вы так со мной пос­ту­па­ете?

Док­тор Флинн по­жал пле­чами.

– Ве­ро­ят­но, прос­то уда­ча. Мы из­вести­ли суд, что нам по­надо­бит­ся по­допыт­ный. Твое де­ло, на­вер­ное, прос­то ста­ло пер­вым тяж­ким прес­тупле­ни­ем, ко­торое рас­смат­ри­валось в су­де.

– Нет, – ска­зал Бад­ди Джо, – я хо­чу спро­сить, за­чем вы де­ла­ете из ме­ня чу­жака?

Док­тор Флинн бро­сил на не­го стран­ный взгляд. Ка­залось, нес­мотря на его от­но­шение, воп­рос про­из­вел на не­го впе­чат­ле­ние.

– Ты ведь по­нима­ешь, что про­ис­хо­дит? Зна­ешь на­ши при­чины? Ин­теллект у те­бя в це­лом вы­ше сред­не­го. Что ж, я ска­жу.

– Го­товы, док­тор Флинн.

Жен­щи­на, сто­ящая у об­личья, под­ни­ма­ет боль­шой па­лец.

Док­тор Флинн ви­нова­то по­жал пле­чами.

– Прос­ти. Мо­жет, на сле­ду­ющей не­деле у нас бу­дет вре­мя по­гово­рить.

Он хлоп­нул в ла­доши.

– Так, на­род, на­чина­ем. Бад­ди Джо, по­дой­ди к об­личью.

dreader.ru

Занятие №20 | Международная Церковь Филадельфия

1. Что символизировала манна, падающая с неба, и почему она была посылаема каждый день, а не раз в неделю?

Господь питает Свой народ манною с неба на протяжении всего жизненного пути. Манна небесная является прообразом духовной пищи, необходимой для поддержания нашей духовной жизни и сил. Манна, данная с неба еврейскому народу в пустыне, является образом Иисуса Христа, Слова Бога, которым мы питаем наши души: «…Я есмь хлеб жизни…Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек» (Ин.6:35,51). На протяжении всего хождения еврейского народа по пустыне, то есть на протяжении всего жизненного пути христианина, манна с неба не прекращает даваться каждый день. В тот день, когда евреи вошли в землю обетованную, Бог прекратил посылать манну с неба, и народ стал питаться плодами земли: «А манна перестала падать на другой день после того, как они стали есть произведения земли, и не было более манны у сынов Израильских, но они ели в тот год произведения земли Ханаанской» (И.Нав.5:12).

Иллюстрация к Детской Библии Екатерины Муратовой "Манна Небесная", источник http://illustrators.ru/illustrations/288771

Земля Ханаана – это прообраз земли обетованной, Царства Небесного. Придя туда, мы уже не будем нуждаться в той духовной пище, которую имеем здесь. Там мы будем питаться плодами Небесной Земли: «Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится. Ибо мы отчасти знаем и отчасти пророчествуем; когда же настанет совершенное, тогда то, что отчасти, прекратится» (1Кор.13:8-10), «Имеющий ухо да слышит, что Дух говорит церквам: побеждающему дам вкушать от дерева жизни, которое посреди рая Божия» (Отк.2:7). Лишь побеждающему дается право войти в землю обетованную, вкушать от дерева жизни и питаться другими произведениями той земли. К сожалению, не все доходят до обетованной земли. Пища и питье у всех израильтян были одинаковые – манна с неба и вода из камня: «… и все ели одну и ту же духовную пищу; и все пили одно и то же духовное питие: ибо пили из духовного последующего камня; камень же был Христос (1Кор.10:3-5). Все же преломлялась манна у каждого по вкусу: «…народ Твой Ты питал пищею ангельскою, и послал им, нетрудящимся, с неба готовый хлеб, имевший всякую приятность по вкусу каждого. Ибо свойство пищи Твоей показывало Твою любовь к детям, и в удовлетворение желания вкушающего изменялось по вкусу каждого» (Пр. Сол.16:20,21). Так же и Слово Божье каждый воспринимает и понимает по-своему, и каждый на своем уровне духовного роста.

Но не только это хотел Господь сказать, когда определил манну в пищу для народа Своего. Одна особенность манны была в том, что она подавалась на каждый день, и ее невозможно было иметь в запасе на другой день, или же на неделю, за исключением субботнего дня: «Моисей сказал им: это хлеб, который Господь дал вам в пищу. Вот что повелел Господь: собирайте его каждый по стольку, сколько ему съесть; по гомору на человека, по числу душ, сколько у кого в шатре, собирайте… И сказал им Моисей: никто не оставляй сего до утра. Но не послушали они Моисея, и оставили от сего некоторые до утра; и завелись черви, и оно воссмердело; и разгневался на них Моисей. И собирали его рано поутру, каждый сколько ему съесть; когда же обогревало солнце, оно таяло. В шестой же день собрали хлеба вдвое, по два гомера на каждого… И отложили то до утра, как повелел им Моисей, и оно не воссмердело, и червей не было в нем» (Исх.16:15,19,20,22,24). Обратите внимание, что народ получал манну каждый день, а если кто-то пытался собрать и оставить ее на завтра, то она портилась, в ней заводились черви, она становилась непригодной. Разве Бог не мог дать им манну с запасом на неделю или больше? Мог, конечно. Ведь на субботний день Он давал, и манна не портилась.

Так что же Господь хотел этим показать? Чему научить народ? Бог хотел научить народ жить, полностью доверяя Богу, и каждое утро не в кладовую свою заглядывать (что там на сегодня по моему плану), а поднимать голову к небу, откуда сыпется манна небесная, которая дает нам жизнь. И каждый день надо искать эту манну на каждый день. А если у вас припасено на неделю, месяц, год, то знайте, что это – непригодно к употреблению, это – уже червивое. Бог ищет Себе служителей, которые будут водимы Духом Святым. Не они Духа будут вести, а Он их. Мы не найдем ни одного примера в Писании, чтобы Бог открывал Своим служителям план действий на год. Все получали указания на каждый день и, выполняя одно указание, получали следующее. Какое великое служение Бог доверил Моисею, а разве Он посвятил его во весь план того, как Он будет выводить Израильский народ из Египта? Моисей получал указания на каждый день, каждый день он нуждался в Господе, искал Его воли на каждый день, на каждый следующий шаг. Бог хочет, чтобы мы искали Его лица каждый день, искали Его воли на каждый день, на каждое собрание. Тогда наша жизнь будет исполнена Его делами, и такое служение будет разумным. Хороший пример показал нам Господь на Своем народе, когда тот шел по пустыне, когда Бог посылал им в пищу манну с неба. Слово Бога посылается каждому, и на каждый день дается необходимое слово тем, которые с утра ищут для себя Его воли.

Иллюстрация к Детской Библии Екатерины Муратовой "Манна Небесная", источник http://illustrators.ru/illustrations/288771

 

2. Чем согрешил Моисей у скалы Мерива?

«И сказал Господь Моисею и Аарону: за то, что вы не поверили Мне, чтоб явить святость Мою пред очами сынов Израилевых, не введете вы народа сего в землю, которую Я даю ему. Это вода Меривы, у которой вошли в распрю сыны Израилевы с Господом, и Он явил им святость Свою» (Чис.20:12,13).

«За то, что вы согрешили против Меня среди сынов Израилевых при водах Меривы в Кадесе, в пустыне Син за то, что не явили святости Моей среди сынов Израилевых…» (Втор.32:51).

«Потому что вы не послушались повеления Моего в пустыне Син, во время распри общества, чтоб явить пред глазами их святость Мою при водах. (Это воды Меривы при Кадесе в пустыне Син) (Чис.27:14).

Иллюстрация: Никола Пуссен "Моисей, иссекающий воду из скалы"

Само место, на которое Господь привел весь народ, было оазисом, названным Кадес – «освященный», где Он намеревался явить Свою славу  на скале Меривы – «воды пререкания, воды распрей». Но Моисей и Аарон не поверили Господу, не послушались Его и этим не явили славу Бога народу. Все же, в чем должна была явиться слава Бога?

Моисей – олицетворение закона, и об этом надо помнить в первую очередь. Хотя закон свят, но святости Божьей он собой явить не может, хотя бы потому, что он является буквой, а Дух Закона еще не был явлен. Милость и любовь Бога – это святость Бога. Милость превозносится над судом, а, следовательно, и над Законом. Это то, что Моисей, будучи образом Закона, познать не мог. Но Закон ничего не довел до совершенства, следовательно, и сам несовершен и святости Бога явить собой не может. Святость Бога совершенна, и она – в милости и любви. Даже справедливые Божьи суды –всегда в милости и любви, а там, где это отсутствует, отсутствует и святость Бога.  Говорится, что Моисей и Аарон не поверили Богу: «…за то, что вы не поверили Мне», потому что они не могли представить себе что-либо, превосходящее Закон Божий. Моисей познал Закон и считал, что в суде по Закону и есть святость Бога. Но Бог призвал его к поступку по милости, которую он не познал, и, усомнившись, дважды ударил по скале, вместо того, чтобы, обратившись к скале, просто воззвать: «И сказал Господь Моисею, говоря: возьми жезл и собери общество, ты и Аарон, брат твой, и скажите в глазах их скале, и она даст из себя воду: и так ты изведешь им воду из скалы, и напоишь общество и скот его. И взял Моисей жезл от лица Господа, как Он повелел ему. И собрали Моисей и Аарон народ к скале, и сказал он им: послушайте, непокорные, разве нам из этой скалы извести для вас воду? И поднял Моисей руку свою, и ударил в скалу жезлом своим дважды, и потекло много воды, и пило общество и скот его» (Чис.20:7-11). Господь подвел весь народ к скале, образно, к Иисусу Христу, подвел к милости, о которой говорится, что «Христос, когда еще мы были немощны, в определенное время умер за нечестивых» (Рим.5:6), «Который предан за грехи наши и воскрес для оправдания нашего» (Рим.4:25). Это – воды Меривы, «воды пререкания, воды распрей», в оазисе Кадес – «освященный». Моисей подошел к тому месту, где кончалось действие Закона и начиналась благодать. Он подвел ко Христу, но сам, как Закон, не смог идти далее, потому что Закон есть детоводитель ко Христу. В землю обетованную он не мог ввести народ Законом.

Скала Мерива – прообраз Иисуса Христа, сошедшего к народу грешному и немощному, а не к святому народу, заслуживающему такой дар. Это – милость, явленная Божьему народу не по заслугам. Но как Моисей, по неверию своему, дважды ударил по скале своим жезлом, когда Бог не велел ему бить жезлом по скале, так и Иисус был бит законом и властью, жезлом Моисеевым, по ланитам, по неверию священноучителей, стоявших во главе Божьего народа. Как Моисей не явил святости Божьей, так и те, которые воссели на седалище Моисеевом, не явили святости Божьей относительно милости, посланной миру.

 

3.  Когда Иисус послал Своих учеников проповедовать впервые, то Он сказал, чтобы они не ходили к язычникам и Самарянам, а также, чтобы не брали с собой сумы. Посылая их во второй раз, Он уже сказал, чтобы они взяли с собой  суму, мешок и меч. По какой причине? Что изменилось?

Когда Иисус впервые посылал Своих учеников идти и проповедовать о том, что Царство Небесное приблизилось, то заповедал им не брать с собой ничего: ни золота, ни серебра, ни одежды на смену, объяснив им, что все это они приобретут, проповедуя: «Не берите с собою ни золота, ни серебра, ни меди в поясы свои, ни сумы на дорогу, ни двух одежд, ни обуви, ни посоха, ибо трудящийся достоин пропитания» (Мф.10:9,10). И ученики Его ходили и проповедовали, и освобождали души от проклятия этого мира, и были сыты и одеты, как и обещал им Иисус: «И сказал им: когда Я посылал вас без мешка и без сумы и без обуви, имели ли вы в чем недостаток? Они отвечали: ни в чем» (Лк.22:35). Но вот наступили дни, когда Иисуса должны были распять, и Он давал им последние наставления и снова посылал их в мир на труд, но теперь уже Он заповедывал им обратное: «Тогда Он сказал им: но теперь, кто имеет мешок, тот возьми его, также и  суму; а у кого нет, продай одежду свою и купи меч; ибо сказываю вам, что должно исполниться на Мне и сему написанному: и к злодеям причтен. Ибо то, что о Мне, приходит к концу» (Лк.22:36,37).

Как же понимать, что, посылая Своих учеников на труд, Иисус по-разному говорит им поступать в двух, на наш взгляд, одинаковых ситуациях? В чем разница, и от чего это зависело? Дело в том, что когда Иисус посылал Своих учеников в первый раз, то тогда еще не пришло время гонений, и Господь еще не был причтен к злодеям, а Его почитали за пророка. Он еще имел уважение среди народа, и толпы шли за Ним, чтобы послушать и получить исцеление и освобождение от нечистых духов. Это было время, когда фарисеи и книжники скрипели зубами, а приблизиться и причинить зло не могли. Они даже боялись народа, настолько имя Иисуса было авторитетным среди народа, ведь еще пророк Иоанн, крестя Иисуса, сказал о Нем: «Сей есть, о Котором я сказал: за мною идет Муж, Который стал впереди меня, потому что Он был прежде меня. Я не знал Его; но для того пришел крестить в воде, чтобы Он явлен был Израилю. И свидетельствовал Иоанн, говоря: я видел Духа, сходящего с неба, как голубя, и пребывающего на Нем. Я не знал Его; но Пославший меня крестить в воде сказал мне: на Кого увидишь Духа сходящего и пребывающего на Нем, Тот есть крестящий Духом Святым. И я видел и засвидетельствовал, что Сей есть Сын Божий» (Ин.1:30-34). И эти слова пророка Иоанна, сказанные перед народом, сдерживали ненависть фарисеев и были свидетельством о Христе народу. Когда фарисеи спрашивали Иисуса о том, какой властью Он все творит, то Он отвечал им, опираясь именно на слова свидетельства Иоанна Крестителя, говоря: «Крещение Иоанново откуда было: с небес, или от человеков? Они же рассуждали между собою: если скажем: с небес, то Он скажет нам: почему же вы не поверили ему? А если сказать: от человеков, - боимся народа, ибо все почитают Иоанна за пророка. И сказали в ответ Иисусу: не знаем» (Мф.21:25,26).

Итак, имея авторитет перед людьми, Иисус посылал Своих учеников проповедовать, используя этот авторитет. Принимая Иисуса за Пророка, народ и учеников Его принимал охотно и с уважением, поэтому ученики ни в чем не имели нужды во время своего духовного труда. По этой причине Иисус сказал им ничего не брать с собой, но не ходить в город Самарянский и к язычникам, а быть только среди погибших овец дома Израилева. Они были посланы первый раз только к своему народу, как и Сам Христос, Который свидетельствовал о Себе, говоря: «… Я послан только к погибшим овцам дома Израилева» (Мф.15:24).

Что значили слова Иисуса, когда Он сказал не брать с собой посох? Что же такое посох или жезл, что, фактически, одно и то же? У пастухов посох служил оружием и орудием для управления стадом. Это – символ власти. Им они защищались от нападения волков; им направляли овец на правильную дорогу. Иеремия говорит о посохе и о жезле такие слова: «…как сокрушен жезл силы, посох славы» (Иер.48:17). Жезл служит также символом завета с Богом. Об этом говорит Захария: «И возьму жезл Мой – благоволения и переломлю его, чтобы уничтожить завет, который заключил Я со всеми народами» (Зах.11:10). Пасти овец – народ – без жезла, без посоха невозможно, поэтому, когда речь шла о посланничестве на то, чтобы пасти овец – народ, то давался жезл: «Паси народ Твой жезлом Твоим, овец наследия Твоего…» (Мих.7:14). И в Откровении говорится: «Кто побеждает и соблюдает дела Мои до конца, тому дам власть над язычниками, и будет пасти их жезлом железным; как сосуды глиняные, они сокрушатся, как и Я получил власть от Отца Моего» (Отк.2:26,27).

Когда Иисус посылал Своих учеников в первый раз, до Своего воскресения, то Он не посылал их пасти овец и не давал им жезла, то есть власти на это. Он повелел им только проповедовать и являть силу Царства Небесного, которое приблизилось. Жезл власти оставался у Иисуса, так как Он Сам был еще на земле и Сам пас овец. Но когда он готовился уходить с этой земли, Он оставил жезл Своим ученикам, чтобы они пасли все народы, и языческие в том числе. И теперь Христовы посланники получают жезл власти от Него для того, чтобы пасти овец. Апостол Павел свидетельствует о себе, что он имел духовный жезл от Господа: «Чего вы хотите? С жезлом придти к вам, или с любовью и духом кротости?» (1Кор.4:21). Как Господь получил власть от Своего Отца, так Он дает ее и Своим последователям.

Во второй раз, когда Иисус посылал Своих учеников, то сказал им: «Тогда Он сказал им: но теперь, кто имеет мешок, тот возьми его, также и суму; а у кого нет, продай одежду свою и купи меч; ибо сказываю вам, что должно исполниться на Мне и сему написанному: и к злодеям причтен…» (Лк.22:36,37). После того, как Иисуса распнут, и Он будет причислен к злодеям, начнутся гонения и на Его последователей. Об этих гонениях Он многократно предупреждал Своих учеников. Еще при получении ими первого посланничества, Иисус предсказал их будущее, пророчествовал о том, что их и всех Его последователей ожидает после Его ухода с земли: «Вот, Я посылаю вас, как овец среди волков: итак будьте мудры, как змии, и просты, как голуби. Остерегайтесь же людей: ибо они будут отдавать вас в судилища и в синагогах своих будут бить вас, и проведут вас к правителям и царям за Меня, для свидетельства перед ними и язычниками» (Мф.10:16-18). Это говорилось тогда, когда ученики Иисуса посылались проповедовать в первый раз. И все же, эти слова можно отнести и к тем дням, когда Иисус будет распят, и за свидетельство о Нем будут гнать. Это будет происходить, начиная с момента распятия и до конца существования земли. Поэтому, посылая учеников во второй раз, Он говорил им, что надо иметь и мешок, и суму, что означало: не рассчитывать на добрый прием, а быть готовыми к изгнанию. Это потому, что проповедовать они будут уже не во славе Его, славе признанного Пророка, а в поношении, после того, как Иисуса отвергнут и распнут. Его слова о том, что необходимо приобрести меч, означают, что нужно запастись словом Его, как мечом обоюдоострым. Это – оружие, которое послужит им и для защиты, и для победы над врагом. В предстоящих сражениях за истину меч пригодится. Иметь меч также означает и то, что посланники становились не только мирными пастухами, но и воинами. Это – символ того, что посланникам предложено быть царями и священниками Богу, так как посох или жезл определяют священничество, а меч определяет царство. Любой царь должен был быть и отважным воином, и уметь владеть оружием. Давида мы видим, пасущего овец с посохом и царем с мечом. Он – прообраз христиан: «И соделал нас царями и священниками Богу нашему; и мы будем царствовать на земле» (Отк.5:10). Иисус сказал Своим ученикам: «…Ибо то, что о Мне приходит к концу» (Лк.22:37). Да, то, что об Иисусе, Его труд на земле, пришел к концу. Его жезл, как эстафетная палочка, передан ученикам, теперь они будут пасти народы. И даже, судя по тому, что в Новом Завете Деяния Апостолов следуют за Евангелием, ученичество Апостолов осталось у ног Иисуса, а их деяния начались после Его распятия.

Но вернемся к тому, что Господь послал проповедовать, исцеляя больных, очищая прокаженных, воскрешая мертвых и изгоняя бесов. Конечно, все это надо понимать не только буквально: исцелять, воскрешать и освобождать от нечистых духов одержимых людей, но и в переносном смысле – духовном. Исцелять больных – это не обязательно исцелять от физических болезней. Это – исцеление души раненой и больной, которую может исцелить только духовный бальзам – елей, ладан и вино, то есть любовь, Дух Святой и Кровь Иисуса Христа: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мф.11:28). Очищение от проказы означает очищение от скверн этого мира. Интересно, что не сказано исцелять от проказы, а именно очищать от нее. Человек оскверняется похотями этого мира, и это как проказа поражает его и приводит к смерти. Происходит постепенное отмирание духа. И от проказы можно именно очиститься словом Божьим и Кровью Иисуса Христа. Очищение от проказы может быть только во Христе, так как Он является Словом Бога, и Кровь Его очищает нас от всякого греха. Это видно на примере Неемана и пророка Елисея. Когда больной проказой Нееман, узнает, что в Израиле есть пророк, который может очистить его от проказы, то Нееман берет с собой дары, серебро и золото, и приходит к Елисею. Пророк Елисей посылает Неемана омыться в Иордане семь раз, чтобы очиститься. Нееман, разгневанный тем, что Елисей не вышел к нему сам и не молился за него Богу, как Нееман ожидал, а послал его омыться в Иордане, говорит: «…вот, я думал, что он выйдет, станет и призовет имя Господа Бога своего, и возложит руку свою на то место и снимет проказу; разве Авана и Фарфар, реки Дамасские, не лучше всех вод Израильских? разве я не мог бы омыться в них и очиститься?» (4Цар.5:11,12). Не мог он очиститься в своих реках, как бы прекрасны они на вид не были, потому что очищение происходит не по внешним признакам красоты, а по внутренним, духовным.

Что означает река Иордан? Во-первых, свои истоки она берет с горы Ермон, что означает «святой или недоступный», также ее называли Сион, то есть «солнечный». Святой, недоступный и солнечный – это символ святой горы, место обитания Бога. Река Иордан на иврите означает – «нисходящий», или же «река суда». Она образуется из трех источников, которые также берут начало с Ермона. Один приток – Банияс, второй – Нахал-Дан (Нахр Хасбани) и третий – Хасбани (Хасбейн). Иордан символизирует источник живой воды, сошедший от Бога в лице Иисуса Христа. Как в трех притоках течет один Иордан, так же и Иисус в трех лицах являет Собою Отца. Это – путь, истина и жизнь. «Река суда» в том, что неизбравшие ее уже осуждены за то, что не приняли Посланного, чем отвергли и Пославшего. Это также символизирует и Слово, сошедшее с Небес, очищающее и омывающее от проказы этого грешного мира, источник, нисходящий с Небес очищающий и несущий жизнь.

Могла ли другая река очистить Неемана? Любой другой источник, исходящий не от Господа Бога, любое другое имя, претендующее на звание Христа, но не исходящее от Сиона, не может очистить от проказы. Не мог это сделать другой источник, каким бы прекрасным он не казался. Нееману было сказано омыться семь раз, чтобы быть очищенным. Для нас это означает полное принятие Христа. Число семь – это число полноты Божьей, так как существует семь Духов Божьих во Христе. Недостаточно было только подойти к Иордану или же только умыться. Одного омовения, как символа водного крещения, тоже не было достаточно. Чтобы полностью очиститься от проказы, то есть от похотей этого мира, ведущих к смерти, надо было погрузиться в полноту Божью. Именно «семь» – полнота Христа. Только полное принятие Его учения приводит к очищению. Нееман очистился и понял, что нет другого Бога, нет другого имени под небом, которым надлежало бы спастись человекам. И с этого момента Нееман начинает поклоняться только Богу Израилевому. Вот что духовно означает освобождение от проказы.  Воскрешать духовно мертвых значит приводить их ко Христу, так как только Он есть путь, истина и жизнь. Не приняв Его, человек находится в смерти, под властью смерти и осуждения. Только тогда, когда мы со Христом распинаемся и умираем духовно для этого мира, мы получаем оправдание и воскресаем для вечности. Мы выходим из-под власти смерти и, даже живя на земле, живем в воскресении. Вот, что значит духовно воскрешать мертвых.

А что значит духовно изгонять духов? Мы знаем, что только свет может изгнать тьму. Завоевывать территорию для Господа можно, только изгоняя тьму светом. Для этого нам надо быть светом и приводить людей  в Свет. Это – борьба Михаила Архангела и наша, борьба тех, которые являются посланниками, то есть Его Ангелами  во главе с Михаилом Архангелом. Мы сражается с нечистыми духами свидетельством уст своих и Кровью Агнца, не возлюбив души своей даже до смерти. Побеждая, мы изгоняем нечистых духов даже с неба, освобождая небеса: «И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним» (Отк.12:9). Это – сражение посланников. Мы так же, как и Христос, сражаясь на земле, в духе сражаемся и с силами тьмы на небесах. Иисус Христос, живя на земле и сражаясь на ней, на самом деле, отвоевывал власть у дьявола. Настоящее сражение происходило в духе. Апостолу Павлу непонятно, как можно идти проповедовать, не будучи посланным Богом, не имея в руках жезла священника и царского меча, не имея силы, власти и видения от Бога. Без всего этого выполнить саму цель посланничества невозможно; можно только кричать на ветер, пустословить. О таких служителях Апостол Павел говорит в Послании к Титу: «Ибо есть много и непокорных, пустословов и обманщиков, особенно из обрезанных, каковым должно заграждать уста: они развращают целые домы, уча, чему не должно, из постыдной корысти» (Тит.1:10,11). Приближение Царства Небесного должно быть проповедано в силе. Апостол Павел говорит: «Потому что наше благовествование у вас было не в слове только, но и в силе и во Святом Духе, и со многим удостоверением, как вы сами знаете, каковы были мы для вас между вами» (Фес.1:5).

  

philadelphiachurch.co.uk

Библия - читать онлайн восстановительный перевод | Жизнеизучения книг Библии

Сообщение 41

Живая вода из рассечённой скалы

(2)

Тексты Писания: Исх. 17:1-7; Числ. 20:1-13; 1 Кор. 10:1-4

Дети Израиля испытывали Бога

  Когда дети Израиля пришли в местность, в которой не было воды, они состязались с Моисеем и испытывали Бога (17:1-2; Числ. 20:2-3). Они видели чудесные дела Бога, но они не знали Божьих путей (Пс. 103:7).

  Предположим, вы оказались среди детей Израиля в то время. Вы видели, как Бог Своей чудесной силой послал бедствия на египтян. Вы пережили Пасху и чудесный исход из Египта. Затем вы перешли через Красное море, как если бы это была суша. После этого вы пили воду, которая превратилась из горькой в сладкую, и наслаждались двенадцатью источниками и семьюдесятью пальмовыми деревьями в Элиме. Совсем недавно вы начали есть небесную манну, чудесным образом получаемую от Бога. И теперь, следуя за столбом, вы пришли в такое место в пустыне, где нет воды. Если бы вы оказались в такой ситуации, что бы вы сделали? Стали бы вы жаловаться и состязаться с Моисеем? Мы думаем, что, оказавшись в таких обстоятельствах, мы, несомненно, будем благодарить Господа. Но если бы это действительно было так, то мы были бы самыми духовными святыми. На самом деле, оказавшись в такой ситуации, мы, скорее всего, будем жаловаться Господу. Мы забудем обо всём, в том числе о молитве, и будем жаловаться на свои обстоятельства. Подобно детям Израиля, мы скажем ведущим братьям: «Зачем вы вывели нас из Египта? Чтобы уморить нас, и наших детей, и наш скот жаждой?» (17:3). Я не думаю, что кто-то из нас будет славить Господа или благодарить Его. Мы будем обвинять ведущих братьев и упрекать их.

  В 17:2 говорится, что «народ состязался с Моисеем, и они говорили: Дайте нам воды, чтобы нам пить». Когда дети Израиля состязались с Моисеем и испытывали Господа, посреди них находился столб, стоявший между землёй и небом. Но даже в присутствии этого столба народ жаловался Моисею. Реагируя на жалобы народа, Моисей сказал: «Почему вы состязаетесь со мной? Почему испытываете Иегову?» (ст. 2). Народ, казалось бы, забыл, что столб был с ним.

  Возможно, мы считаем себя лучше детей Израиля и думаем, что в таких обстоятельствах мы никогда не состязались бы с Моисеем, не жаловались бы и не испытывали бы Господа. Нам нужно понимать, что для детей Израиля столб находился вне их. Но сегодня столб находится внутри нас. Часто, когда мы жалуемся на то или иное окружение или обстоятельства, глубоко внутри мы ощущаем, что Господь, обитающий внутри нас, привёл нас в эту ситуацию. Многие из нас могут засвидетельствовать, что часто, когда мы жаловались, мы ощущали внутри себя присутствие Господа. Иногда у нас было подобное переживание, когда мы жаловались на старейшин церкви или обвиняли их в чём-то, что они сделали. Когда мы критиковали старейшин, мы начинали чувствовать, что внутри нас находится столб. Поэтому не думайте, что в 17:1-6 говорится только о детях Израиля. Эта часть Слова изображает и нас сегодня.

  Если бы дети Израиля знали Божьи пути, они не состязались бы с Моисеем и не испытывали бы Господа. Они осознали бы, что они были избавлены из Египта не по своей инициативе и они не сами освободили себя. Это было исключительно действием Бога, который совершил его по собственной инициативе. Бог послал Моисея к народу, чтобы тот сказал ему, что Бог Сам сделает всё необходимое, чтобы вывести людей из Египта и привести их в пустыню, где они будут служить Господу. Тогда люди вспомнили бы, что в Египте они видели могущественные дела Бога. Это дало бы им уверенность, что Бог удовлетворит все их нужды. Кроме того, они поняли бы, что их нынешние обстоятельства - это результат не их выбора, а Господнего водительства. Господь привёл их туда, и Он присутствовал с ними, на что указывает столб, стоявший между небом и землёй. Следовательно, им не нужно было беспокоиться о запасах воды. Бог ни в коем случае не позволил бы им умереть от жажды. Он обеспечил бы их необходимой им водой. Поэтому они могли быть спокойны.

  Если бы дети Израиля были духовны, они не только благодарили бы Господа, но и славили бы Его с пением и танцами. Они могли бы с уверенностью провозгласить: «Наш Бог привёл нас сюда. У Него есть план, и Он обеспечит нас всем необходимым для жизни». Божьему народу следовало иметь именно такой настрой, но на самом деле их настрой был совсем другим. Они, казалось бы, забыли всё, что Бог сделал для них. Более того, они даже не обращали внимания на Господне присутствие в облаке. Они состязались с Моисеем и сомневались, есть ли Господь среди них или нет.

  Чтобы у нас не возникло искушения посмеяться над детьми Израиля или начать критиковать их, нам нужно осознать, что мы находимся в такой же ситуации. В 17:1-6 мы видим свою собственную фотографию. В доктрине и учении нам может быть всё ясно и понятно. Но когда мы оказываемся в реальной ситуации, мы забываем всё, что знаем. Нам может даже казаться, что Бога нет, потому что мы начинаем сомневаться, есть ли Бог среди нас или нет. В такие моменты мы не осознаём, что Господь внутри нас.

Масса и Мерива

  В 17:7 говорится, что то место было названо Масса и Мерива из-за состязания детей Израиля и из-за того, что они испытывали Господа. Первоначально это место называлось Рефидим; возможно, это было местное название. Название «Масса» означает «испытание», «проверка», «искушение», «удостоверение», а название «Мерива» означает «соперничество» или «состязание». Масса была местом испытания. В этом испытании в Массе участвовали три стороны: Моисей, дети Израиля и Бог. Израиль испытывал Бога, а Бог испытывал как Моисея, так и Израиля. Следовательно, в Массе все три стороны подверглись испытанию. В Пс. 81:7 мы видим подтверждение тому, что Бог испытывал Израиля в Массе и Мериве, поскольку там говорится, что Бог проверял народ «при водах Меривы». Единственным, кто прошёл проверку в Массе, был Бог. Моисей и дети Израиля проверку не прошли. Но несмотря на то что Моисей и дети Израиля не прошли эту проверку, Бог не осудил их.

  Испытывая народ, Бог намеренно вёл его посредством столба в сухое место. После того как Бог привёл народ в место, где не было воды, Он некоторое время ничего не говорил и ничего не делал. Если бы Он сразу же дал народу живую воду, народ не был бы изобличён. Чтобы изобличить народ, Бог умышленно ничего не делал для утоления его жажды. Это стало для людей проверкой. Как мы уже говорили, из-за того что они состязались с Моисеем и испытывали Бога, они не прошли Божью проверку. Но если бы они знали Божьи пути, то они прошли бы проверку в Массе. Они сказали бы: «Господь намеренно привёл нас сюда. Он не оставит нас в беде. Он обязательно удовлетворит нашу нужду. Давайте благодарить Его, петь Ему хвалы и танцевать перед Ним».

  Моисей тоже не прошёл проверку в Массе. В то время Моисей был пожилым человеком, ему было больше восьмидесяти лет. Поскольку он был в преклонных годах, можно подумать, что он был терпелив. Но в этой ситуации Моисей не был терпелив. Когда дети Израиля состязались с ним, он немедленно отреагировал на это и сказал: «Почему вы состязаетесь со мной? Почему испытываете Господа?» Моисей как бы говорил: «Нет никакой причины состязаться со мной. Я не сделал ничего плохого. Разве вы не понимаете, что не я привёл вас в это место?» Реакция Моисея на состязание народа показывает, что в этой ситуации он потерпел поражение. Подобно остальным детям Израиля он тоже не прошёл проверку.

  Хотя Моисей отреагировал на жалобы народа, его реакция в 17-й главе не была слишком сильной. После того как он говорил с народом, он стал восклицать к Господу и говорить: «Что мне делать с этим народом? Ещё немного, и они побьют меня камнями» (ст. 4). Трудно сказать, что делает здесь Моисей: молится или выступает с обвинением. Создаётся впечатление, что, восклицая к Господу, он обвиняет народ.

  Если бы вы были Моисеем, какой была бы ваша реакция? Возможно, мы лучше Моисея знаем доктрину, но фактически мы не лучше его. Доктринально мы знаем, что Моисею следовало бы сказать: «Господь, спасибо за Твою верность. Я славлю Тебя и поклоняюсь Тебе за то, что Ты привёл нас в это сухое место. Господь, хотя здесь и нет воды, я надеюсь на Тебя и верю в Тебя. Твоё снабжение придёт в нужное время». Однако Моисей так не молился. С одной стороны, он отреагировал на детей Израиля; с другой стороны, он обвинил их в том, что они хотят побить его камнями. Всё это показывает, что в Массе Моисей потерпел поражение.

Серьёзная ошибка

  Господь не осудил Моисея и детей Израиля за их ошибки в Массе в 17-й главе Исхода, но Он осудил их за их ошибки в Кадесе в 20-й главе Чисел. Когда народ снова начал жаловаться на нехватку воды, Моисей, усвоивший урок в Массе, сначала никак не отреагировал. Но, оказавшись не в состоянии терпеть сложившуюся ситуацию, он в итоге отреагировал очень резко и сказал: «Послушайте же, бунтари: из этой скалы нам извлечь для вас воду?» (Числ. 20:10). Затем, ослушавшись Господа, который велел ему говорить скале, «Моисей поднял свою руку и ударил в скалу своим жезлом дважды» (ст. 11). Сделав это, Моисей нарушил принцип Божьего домостроительства. В результате Бог не разрешил ему ввести детей Израиля в добрую землю. Согласно Числ. 20:12, Господь сказал Моисею и Аарону: «За то что вы не поверили в Меня, чтобы освятить Меня на глазах у детей Израиля, - поэтому вы не введёте это собрание в землю, которую Я дал им». Подобно своей сестре Мариам, которая умерла в Кадесе, Моисей и Аарон должны были умереть в пустыне. Они не получили права ввести народ в Ханаанскую землю.

  События в Исх. 17:1-6 произошли в начале путешествия детей Израиля по пустыне, когда они только начали следовать за Господом. Поэтому, несмотря на то что дети Израиля вели себя очень плохо и даже Моисей совершил ошибку, Бог не рассердился на них. На самом деле Он был полностью готов к этой ситуации. Как мы уже говорили, в Своей работе по сотворению Он приготовил скалу, которая должна была быть рассечена. Затем посредством столба Бог повёл их в это место. Хотя народ состязался с Моисеем и испытывал Бога, Господь не рассердился на него. Но тридцать восемь лет спустя, в Кадесе, ситуация была совсем другой. К тому времени большинство участников событий, описанных в 17:1-6, умерли. Это означает, что те, кто был в Кадесе, принадлежали к новому поколению, они были теми, кто родился в пустыне. В главах, предшествовавших 20-й главе Чисел, многие из народа были убиты Господом. В Числ. 20:1 даже говорится о смерти Мариам. После её смерти в Кадесе возникло состязание из-за нехватки воды. Это состязание народа произошло незадолго до окончания его странствия. Поэтому Господь разгневался на людей. Кроме того, Господь строго поступил с Моисеем.

  В 17-й главе Исхода ошибка Моисея состояла лишь в том, что он отреагировал на состязавшихся с ним детей Израиля. Но в 20-й главе Чисел он не только отрицательно отреагировал на состязавшийся с ним народ, но и нарушил основополагающий принцип Божьего искупления. Христос, прообразом которого была скала, должен был быть рассечён только один раз. Вот почему в Числ. 20:8 Господь велел Моисею говорить скале, а не ударять в неё. Скала уже была рассечена в 17-й главе Исхода. Моисей совершил ошибку, ударив в скалу во второй раз. На протяжении поколений христиане делают то же самое; фактически они снова распинают Христа. Это серьёзное нарушение Божьего принципа в Божьем искуплении и управлении. Вопрос касался не отдельного человека, а Божьего управления. Вот почему Бог поступил с Моисеем так сурово.

  Нам нужно научиться на примере этой ошибки Моисея и проявлять осторожность, чтобы в своих реакциях не затронуть Божье управление. Когда мы даём волю своей раздражительности, мы должны остерегаться того, чтобы не нарушить основополагающего принципа Божьего искупления и управления. Если в своей реакции мы затрагиваем Божье управление, то это очень серьёзно.

Изобличены сухостью

  Как мы увидели, нехватка воды является испытанием для Бога и Божьего народа. В нашей семейной или церковной жизни Бог часто допускает, чтобы мы пришли на этап сухости. Особенно это относится к церковной жизни. Нет ни одной поместной церкви, постоянно проистекающей живой водой. Иногда в церковной жизни мы приходим в Мерру, где воды горькие. В другой раз мы приходим в Элим, где текут двенадцать источников воды. Однако мы редко остаёмся в Элиме надолго. По Божьему водительству мы в церкви в конце концов приходим в Массу, где совсем нет воды. Здесь мы подвергаемся испытанию. Когда воды для питья много, нам легко вести себя надлежаще. Все братья ведут себя как джентльмены, а сёстры милые и приятные. Но когда нам нечего пить, мы становимся раздражительными и неуправляемыми, даже необузданными. То же самое можно сказать и о семейной жизни. Когда всё хорошо и приятно, муж и жена могут быть смиренными, добрыми и нежными. Но когда в своей семейной жизни мы приходим в сухое место, наше поведение коренным образом меняется. Вместо доброты и нежности появляются ропот и ссоры. Когда пищи хватает для всех, никто не сражается. Но когда пищи не хватает, даже те, кто в обычных обстоятельствах ведёт себя благородно, начинают сражаться за неё. Точно так же, когда у нас достаточно воды для питья, мы можем вести себя вежливо и даже пропускать других пить первыми. Но если мы жаждем и испытываем неудовлетворение из-за недостатка воды, мы будем сражаться и бороться за себя. Это изобличает нас в церковной жизни и в семейной жизни.

  На самом деле Господь приводит нас на этап сухости именно для того, чтобы изобличить нас. В такой ситуации Господь испытывает нас, а мы испытываем Его. Он испытывает нас, чтобы посмотреть, какой будет наша реакция. Что мы будем делать: молиться, славить и благодарить Господа или роптать и жаловаться? Кроме того, те, кто ведёт Господних людей, тоже подвергаются испытанию сухостью, подобно Моисею и Аарону. Они подвергаются испытанию и со стороны Бога, и со стороны Божьих людей. Но из всех испытуемых сторон только Бог всегда проходит это испытание. Редко кто из Божьих служителей или из тех, кто ведёт народ, проходит Божье испытание. Ещё реже это испытание проходит сам народ.

Воды распри

  В Иез. 47:19 (евр.), а также в Иез. 48:28 (евр.) говорится о водах распри при Кадесе. В обоих случаях еврейское слово, переведённое как «распря», - это слово «Мерива»; этим именем были названы воды в Числ. 20:13. Вода, текущая из рассечённой скалы, должна быть водой мира. Но из-за нашей ошибки она становится водой Меривы, водой распри, пререкания, состязания. Хотя Бог верен и милостив, мы греховны и у нас нет веры. Поэтому вода, которая должна быть водой мира, названа водой распри.

  Согласно нашему мнению, Бог не должен снабжать живой водой тех, кто греховен и неверен. Но Бог не отказал людям в снабжении водой. Напротив, Он использовал закон, чтобы рассечь Своего Христа, чтобы живая вода проистекла и утолила нашу жажду. Это показывает Божью верность и милость.

  В 17-й главе Исхода показана живая вода из рассечённой скалы; эта картина обличает греховность и неверность Божьего народа, а также недостаток Божьих служителей. Мы, те, кто служит Господу, должны первыми среди Божьих людей исповедовать свой недостаток. Когда приходит испытание, наша реакция часто бывает отрицательной. Мы просто не способны пройти испытания, которым подвергает нас Бог и Его народ. Бог верен и милостив, но мы, как и дети Израиля, греховны. Хотя они были искуплены, в Массе они всё равно вели себя как грешники. Христос был рассечён за нас, чтобы живая вода могла течь из Него и утолять жажду греховных людей. В этой картине мы видим важный аспект благовестия.

  В 17-й главе Исхода Моисею было больше восьмидесяти лет, а в 20-й главе Чисел ему было почти сто двадцать лет. Но ни в том ни в другом случае он не смог пройти испытание. Состязание, возникающее в результате нехватки воды, становится для нас очень трудным испытанием. Когда Господь позволяет церкви прийти на такой этап сухости, даже Его ведущие служители не способны пройти это испытание. Всякий раз, когда нам не хватает Христа как живой воды для утоления нашей жажды, мы автоматически подвергаемся Божьему испытанию. Из-за нехватки воды сегодняшние христиане подвергаются одному испытанию за другим. Из-за этой нехватки воды сражения, борьба, ссоры и критика становятся обычными вещами.

  Чтобы мы усвоили определённый урок, Господь иногда ведёт нас в сухую землю. В этом месте мы можем испытать Бога и Он может испытать нас. Он испытывает и Своих людей в целом, и Своих служителей в частности. Но как мы уже неоднократно говорили, это испытание может пройти только Бог. Он единственный, кто способен на это. Отсюда видно, что, когда нам не хватает Христа как живой воды для утоления нашей жажды, это очень серьёзно. Для нас так важно, чтобы Он удовлетворил эту нужду!

  Как мы увидим в одном из последующих сообщений, чтобы живые воды потекли из нас, нам нужно быть едиными с Христом в рассечении. Он был рассечён, и мы тоже должны быть рассечены. Если мы не отождествимся с Ним в этом, находящаяся в нас живая вода не сможет течь из нас. Чтобы живая вода могла течь, нам всем нужно отождествиться с рассечённым Христом.

Есть, пить и дышать

  В Библии больше говорится о духовной воде, или о воде жизни, чем о духовной пище. Тем, кто читает Писания, довольно легко убедиться в том, что нам нужно пить воду жизни. Даже когда мы были в деноминациях, мы слышали сообщения о том, что мы должны пить живую воду. Но о том, что нам нужно есть духовную пищу, мы либо слышали редко, либо не слышали вообще. В Слове питьё важнее для жизни, чем еда.

  Согласно откровению Писаний, еда содержится в питье, а питьё - в дыхании. Некоторые христиане увидели, что важно пить, но они не увидели, что важно дышать. Мы можем знать доктрину о том, что мы должны пить, но, если мы не дышим, у нас не будет практического способа пить живую воду. Если мы хотим есть, нам нужно пить, а если мы хотим пить, нам нужно дышать. Если у нас есть только 16-я глава Исхода и нет 17-й главы, то у нас есть еда, но нет питья. На практике у нас не может быть одного без другого, поскольку еда всегда включена в питьё.

  На это указывает и последовательность изложения в Евангелии от Иоанна. В 6-й главе Иоанн говорит о вкушении манны. Затем, в 7-й главе, он говорит о питье живой воды. О еде и питье в Евангелии от Иоанна говорится в той же самой последовательности, что и в Исходе, где в 16-й главе мы видим манну, а в 17-й главе - воду.

  Если Господь озарит нас, мы поймём, что пить нужно больше, чем есть. Вот почему в Первом послании к коринфянам Павел делает акцент на питье, а не на еде. В 1 Кор. 12:13 он говорит, что всем нам было дано пить одного Духа. Если мы не сможем пить, мы не сможем есть. Питьё включает в себя еду. Это означает, что духовная пища включена в воду жизни. Следовательно, без воды жизни у нас не может быть духовной пищи.

  Согласно Отк. 22:1-2, дерево жизни растёт в реке воды жизни. Отсюда видно, что где течёт вода жизни, там растёт дерево жизни. Вода приносит нам дерево. Вода - это источник, поскольку именно вода жизни, а не дерево жизни исходит из престола Бога и Агнца. То, что река течёт из престола, а дерево растёт в реке, показывает, что пить воду жизни даже важнее, чем есть дерево жизни.

bible.ws.ua

Псалом 105 толкование, читать онлайн текст на русском языке

<<<   БИБЛИОТЕКА   >>>

Псалом 105

Аллилуия

Закончив подробное изложение истории еврейского народа его выходом из Египта, писатель продолжает излагать особенно выпуклые события дальнейшей его истории странствования и поселения в Палестине.

Славьте Господа за все Его милости, которые неисчислимы (1-3). Вспомни, обо мне, Господи, и дай увидеть благоденствие Твоих избранников, спасенных от народов (4-5). Мы постоянно грешили пред Тобою. Народ возмутился пред Чермным морем, но Ты иссушил его, провел посуху Твой народ, а врагов потопил (6-12). Но это благодеяние скоро было забыто. В пустыне, при ропоте, Бог чудесно ниспослал пищу, но вместе с тем и наказал ропщущих ("гробы похотения"). Возмутившиеся против Моисея и Аарона были поглощены землей. Народ оскорбил Бога поклонением тельцу у Хорива, но по заступничеству Моисея Господь помиловал его (13-23). Они согрешили неверием при возвращении соглядатаев, за что Господь возвестил им наказание (24-27). Достигши восточной Иорданской долины они отдались идолопоклонству, за что были наказаны, а ревнитель Иеговы Финеес награжден. У вод Меривы они снова прогневали Господа и даже Моисей, погрешивший устами своими, был наказан (ему не дано войти в Палестину) (28-33). Много раз по овладению Палестиной они оскорбляли Бога уклонением к идолопоклонству, за что Господь насылал на них врагов, а при покаянии - спасал их (33-46). Спаси нас и теперь, Боже, от рассеяния среди народов, чтобы славить имя Твое (47).

Первый стих представляет, вероятно, употребительную литургическую прибавку, как и в 104 Пс.

1 Славьте Господа, ибо Он благ, ибо вовек милость Его.2 Кто изречет могущество Господа, возвестит все хвалы Его?3 Блаженны хранящие суд и творящие правду во всякое время!

2-3. Вопрос второго стиха - риторический. Ответ на него вытекает из всего изложения в предыдущем псалме истории водительства Богом еврейского народа и тех многочисленных чудес, которые Он совершал для них: всех великих дел Божиих невозможно пересказать, а потому нет меры и той хвале, которая должна быть воздаваема Ему. - "Хранящие суд и творящие правду" - всегда следующие предписаниям Его закона.

4 Вспомни о мне, Господи, в благоволении к народу Твоему; посети меня спасением Твоим, 5 дабы мне видеть благоденствие избранных Твоих, веселиться веселием народа Твоего, хвалиться с наследием Твоим.

4-5. Писатель молит Господа спасти его народ и дать ему вместе с последним радоваться проявленному Его благоволению. Народ представляется здесь находящимся в тяжелом положении и нуждающимся в спасении. По сопоставлению с 47 ст. уясняется, что молимое "спасение" есть собрание из рассения среди языческих народов, т. е. возвращение из плена вавилонского.

6 Согрешили мы с отцами нашими, совершили беззаконие, соделали неправду.7 Отцы наши в Египте не уразумели чудес Твоих, не помнили множества милостей Твоих, и возмутились у моря, у Чермного моря.

7. Евреи "не уразумели чудес" - не в том смысле, что не видели во всем, совершаемом Богом по отношению к египтянам, непосредственной помощи Его, но что они, забитые ранее египетским игом, беспомощные пред надвигавшимися войсками фараона, считали свое положение безвыходным и тем обнаруживали недостаток веры в Иегову, неуверенность в постоянстве Его им покровительства и всемогущей силы.

8 Но Он спас их ради имени Своего, дабы показать могущество Свое.9 Грозно рек морю Чермному, и оно иссохло; и провел их по безднам, как по суше; 10 и спас их от руки ненавидящего и избавил их от руки врага.11 Воды покрыли врагов их, ни одного из них не осталось.12 И поверили они словам Его, [и] воспели хвалу Ему.

12. Евреи походили на детей в своей вере в Бога: при всякой помощи, оказанной им Богом, они приходили в восторженный экстаз, как то было после потопления египтян, при неудаче же и тяжелых обстоятельствах - впадали в уныние и обнаруживали недоверие Иегове.

13 Но скоро забыли дела Его, не дождались Его изволения; 14 увлеклись похотением в пустыне, и искусили Бога в необитаемой.15 И Он исполнил прошение их, но послал язву на души их.16 И позавидовали в стане Моисею и Аарону, святому Господню.17 Разверзлась земля, и поглотила Дафана и покрыла скопище Авирона.18 И возгорелся огонь в скопище их, пламень попалил нечестивых.19 Сделали тельца у Хорива и поклонились истукану; 20 и променяли славу свою на изображение вола, ядущего траву.

20. Во время пребывания Моисея на Синае евреи слили себе золотого тельца, которому и поклонялись. Этот телец напоминал им Бога египтян Аписа, с культом почитания которого они хорошо были знакомы во время своего долголетнего пребывания в Египте. Когда наверху Синая составлялись заповеди десятисловия, между которыми была и та, что ни на небе, ни на земле, ни вообще во всех предметах видимого мира не может быть подобия Божия, евреи покланялись изделиям своих рук, как истинному Богу. Истинный Бог, сделавший имя евреев славным, был заменен волом. Здесь указывается характерная черта евреев, как и вообще народов семитов, его склонность к чувственно-осязаемому даже в области религиозных верований.

21 Забыли Бога, Спасителя своего, совершившего великое в Египте, 22 дивное в земле Хамовой, страшное у Чермного моря.23 И хотел истребить их, если бы Моисей, избранный Его, не стал пред Ним в расселине, чтобы отвратить ярость Его, да не погубит [их].

23. "Моисей... стал пред Ним в расселине" - образ гнева Божия, который хотел погубить свой народ, как стрелок из-за скал убивает нужного ему зверя, на которого охотится. Моисей умолил Господа, и кара, заслуженная евреями, миновала последних (см. Исх XXXII; 10, 31-35).

24 И презрели они землю желанную, не верили слову Его; 

24. "Презрели они землю желанную, не верили слову Его". Указывается тот факт, что по возвращении соглядатаев, которые вместе с рассказом о плодородии Палестины говорили и о грозных исполинах, обитателях ее, евреи испугались предстоящей им и, по их мнению, непосильной борьбы, и Палестина потеряла ценность страны желанной. В этом факте - выражение неверия тому обетованию, которое Бог дал им относительно завоевания Палестины.

25 и роптали в шатрах своих, не слушались гласа Господня.26 И поднял Он руку Свою на них, чтобы низложить их в пустыне, 27 низложить племя их в народах и рассеять их по землям.28 Они прилепились к Ваалфегору и ели жертвы бездушным, 

28. "Они прилепились к Ваалфегору..." богу аммонитян. Это было после победы над мадианитянами, когда евреи вызвали недовольство Моисея тем, что не избили женщин Мадиамских, так как последние, по совету Валаама, явились орудием, отвлекшим, сынов Израилевых от Господа. - "Ели жертвы бездушным" - ели жертвенные мяса, приносимые идолам.

29 и раздражали Бога делами своими, и вторглась к ним язва.30 И восстал Финеес и произвел суд,- и остановилась язва.

30. Ревность Финееса, внука Аарона, послужила источником прекращения гнева Божия на евреев за их увлечение Ваал-Фегором (см. Чис XXV:1-14).

31 И это вменено ему в праведность в роды и роды во веки.

31. За родом Елеазара, к которому принадлежал Финеес, оставалось первосвященство до Илия, и от Соломона до Маккавеев, что было наградой за обнаруженную им ревность.

32 И прогневали Бога у вод Меривы, и Моисей потерпел за них, 33 ибо они огорчили дух его, и он погрешил устами своими.34 Не истребили народов, о которых сказал им Господь, 35 но смешались с язычниками и научились делам их; 36 служили истуканам их, которые были для них сетью, 37 и приносили сыновей своих и дочерей своих в жертву бесам; 38 проливали кровь невинную, кровь сыновей своих и дочерей своих, которых приносили в жертву идолам Ханаанским,- и осквернилась земля кровью; 39 оскверняли себя делами своими, блудодействовали поступками своими.40 И воспылал гнев Господа на народ Его, и возгнушался Он наследием Своим 41 и предал их в руки язычников, и ненавидящие их стали обладать ими.

41. "Предал их в руки язычников" - вероятно, здесь разумеется пленение вавилонянами.

42 Враги их утесняли их, и они смирялись под рукою их.43 Много раз Он избавлял их; они же раздражали [Его] упорством своим, и были уничижаемы за беззаконие свое.44 Но Он призирал на скорбь их, когда слышал вопль их, 45 и вспоминал завет Свой с ними и раскаивался по множеству милости Своей; 

45. Господь "раскаивался" не в смысле сознания ошибочности Своих действий, так как у Господа заблуждений не может быть, но в смысле - снизошел к евреям, отменил проявление Своего праведного на них гнева.

46 и возбуждал к ним сострадание во всех, пленявших их.47 Спаси нас, Господи, Боже наш, и собери нас от народов, дабы славить святое имя Твое, хвалиться Твоею славою.48 Благословен Господь, Бог Израилев, от века и до века! И да скажет весь народ: аминь! Аллилуия!

48. Литургическая прибавка.

 

Система Orphus Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter

<<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>>

www.biblioteka3.ru


Смотрите также