Властелин воды. Читать онлайн "Властелин воды" автора Томпсон Доун - RuLit - Страница 1

Водяной — властелин воды. Властелин воды


Читать Властелин воды - Томпсон Доун - Страница 1

Доун Томпсон

Властелин воды

В первую очередь эта книга посвящается непревзойденному редактору, Крису Кеслеру, чье терпение, понимание и готовность прислушаться к новому голосу превратили мою мечту в реальность.

Огромное спасибо и нескончаемые овации талантливым авторам GOTHROM, Hearts Through Histiry, Beau Monde и LIRWsz. поддержку. А также писателям Red River Romance, с которых, собственно, все и началось. Сердечная признательность Кэндейс Голдэппер за дружбу, поддержку и за то, что помогала уладить технические неполадки, когда компьютер переставал меня слушаться.

И последняя, но от этого не меньшая благодарность неповторимой Бэртрис Смол за ее энтузиазм и существенный вклад в мою работу.

Глава 1

Корнуэлл, Англия, вечер дня летнего солнцестояния,

1815 год

Все произошло в мгновение ока. Буквально секунду назад почтовая карета еще мчалась под проливным дождем через вересковую пустошь, кучер по настоянию Бэкки гнал изо всех сил, пытаясь оторваться от настигающей их погони, посланной отцом Бэкки… или от чего-то куда более опасного. И вот она уже неподвижно лежит на потерявшей сознание горничной, придавив ее к тому, что еще несколько секунд назад было крышей их теперь перевернутого вверх дном экипажа. Колеса продолжали бешено вращаться, превращая льющиеся струи воды в фонтаны брызг. Скрип колес и пронзительное ржание лошадей навевали ужас. Через одно окно кареты видно было, как молния озарила ночное небо змеящимися вспышками света. Второе окно что-то загораживало. Что именно, Бэкка определить не могла, но сквозь треснувшее стекло до нее долетел запах земли. Она не решалась пошевелиться – экипаж был слишком неустойчив. Всякий раз, когда какая-нибудь из лошадей всхрапывала в зловещей тишине, повозка вздрагивала и проседала. Неужели они съехали в канаву? И куда подевался кучер?

Бэкка застонала. У нее кружилась голова, и без того неясная картина ее незавидного положения проплыла перед глазами. Изображение шло волнами, под стать крою муарового шелкового дорожного платья, подол которого сейчас в беспорядке обернулся вокруг ее талии. Девушка попыталась было его одернуть, но на одну руку она приземлилась при падении, а другой никак не могла дотянуться до края.

– Не двигайтесь, – раздался откуда-то сверху глубокий властный голос.

Это явно был не кучер. Судя по голосу, незнакомец был человеком образованным, и говорил он с легким, едва уловимым акцентом, который Бэкке был незнаком.

Она, прищурившись, взглянула в окно в надежде хоть что-то разглядеть. На фоне мрачной обстановки человек казался призраком. Фонари на карете были разбиты, а грозовые тучи затянули небо и скрыли луну. Несмотря на это, от незнакомца исходило необъяснимое сияние, словно в воздухе разлили серебро. Призрачные вспышки молнии освещали его лицо за забрызганным дождем стеклом.

– Кучер… – пробормотала она.

Призрак покачал головой, и с полей его касторовой шляпы полетели брызги воды.

– Мертв, – ответил он. – Падая, свернул себе шею. Бэкка сдавленно ахнула.

– Оставайтесь на месте, – предупредил человек. – Ваш экипаж перевернулся и висит на краю обрыва над рекой Фоуи. Если будете его раскачивать, он сорвется, и вы точно погибнете. Мы вас освободим, но вы должны сохранять спокойствие и делать то, что я скажу.

– К-кто вы?

Он улыбнулся и произнес что-то на непонятном ей языке.

– Граф Клаус Линдегрен к вашим услугам, миледи, – сказал он, приподнимая шляпу.

Спустя мгновение он исчез, лишь слышно было, как он отдает приказы. Откуда они появились? Она не слышала, чтобы подъезжала повозка, но они не могли и идти пешком в такую непогоду, да еще по безлюдной местности. От звука глубокого бархатистого голоса, которым незнакомец отдавал команды, по телу у нее побежали мурашки. В голосе было что-то убаюкивающее, как в журчании прохладной воды ручья, стекающего по камням. Он успокаивал, завораживал… При других обстоятельствах этим звуком можно было бы наслаждаться.

– Освободите правую из упряжки, – приказал он. – Легче, Свен! Держи поводья! Перережь уздечку, если нужно будет, иначе она потянет за собой повозку. Смотри, земля осыпается. Поторапливайся!

– Я не могу ее удержать, ваше превосходительство! – прокричали в ответ.

– Тогда просто освободи ее и отпусти! Разберемся потом.

– А что с остальными?

– Я позабочусь о них. Поторопись, я сказал! Разве не видишь? Повозка соскальзывает!

Бэкка старалась не дышать. Сердце норовило выпрыгнуть из груди. Она дрожала так сильно, что одного этого, казалось, было достаточно, чтобы подтолкнуть карету в пропасть. Раздался выстрел, она невольно вскрикнула и подалась вперед. Едва с ее губ сорвался крик, как в окне снова появился граф, сжимавший рукой в перчатке дымящийся пистолет.

– Все в порядке, миледи, – произнес он с тем же завораживающим голосом, который бальзамом лился на ее обнаженные нервы. – Мне пришлось облегчить страдания одной из лошадей. У нее оказалась сломана нога, и она, барахтаясь, норовила сбросить экипаж вниз. С вами еще кто-то есть?

– Моя служанка, ваше превосходительство. Он поднял руку.

– Скорее, «милорд», так будет более уместно, – поправил он и кивком головы указал на служанку, которая все еще не пришла в себя. – Она…

– Не знаю. Она без сознания.

– Смотрите мне в глаза и внимательно слушайте все, что я сейчас скажу, – велел он.

Это было сродни погружению в море серебра. Возможно, дело было в вспышках молний, которые, озаряя лицо, придавали его глазам серебряный блеск. Да и весь он, казалось, был отлит из серебра. Внезапно Бэкка осознала, что обнажена – ниже талии на ней не было ничего, кроме тонких летних чулок, а подол платья задрался, едва прикрывая белье. Но, судя по взгляду, прикованному к ней, он не обратил на это внимания.

– Вы не пострадали?

– Н-нет… меня только изрядно тряхнуло.

– Хорошо! – сказал он. – Сейчас я открою дверцу. Как только я просуну руку внутрь, быстро хватайтесь за нее, и я вас вытащу.

– Но у меня только одна рука свободна! – воскликнула она.

– Как только я вас приподниму, рука освободится. Тогда держитесь обеими, но больше никаких движений! Положитесь на меня. Я спасу вас. Экипаж довольно неустойчив. Лошадей выпрягли, и он уже не падает, но достаточно малейшего толчка…

– А что с Мод?

– Простите?

– Моя горничная! Что будет с ней?

– Всему свой черед, – сказал он после секундного раздумья. – Позвольте, я сначала освобожу вас, миледи, а уж после позабочусь о служанке.

Не добавив больше ни слова, он сунул пистолет и перчатки стоящему рядом человеку, чей размытый силуэт Бэкка заметила только сейчас, и рванул на себя сломанную дверь экипажа. Она треснула, издав жуткий звук, пронзивший Бэкку, как удар клинка. В образовавшемся проеме показалась рука, защищенная черной мокрой тонкой тканью. Она ухватилась за протянутую руку, и ее словно молнией ударило. Бэкка и предположить не могла, что граф настолько силен.

Ее поразило, с какой легкостью он вытащил ее и поставил на землю.

У Бэкки подкосились ноги, и она рухнула на него. Ее платье опустилось к щиколоткам, туда, где ему и надлежало быть (слава звездам и земному притяжению!). От графа исходил чистый запах дождя, сладковатый аромат салата, диких трав и тонкого вина. Но главным в этом букете был запах его тела, загадочный и будоражащий. Очень приятный аромат. Она постаралась вобрать его в себя как можно глубже.

– Благодарю вас, милорд, – пробормотала она, уткнувшись лицом в его влажный воротник. Погода была теплая, поэтому на нем не было ни пальто, ни плаща. Сюртук набух под проливным дождем.

– Вы промокли до нитки, сэр, – выдохнула она. Он лишь хмыкнул в ответ.

– Я не боюсь воды, миледи, – сказал он. Был ли в этих словах тайный смысл… скрытая, лишь ему понятная ирония? Вполне возможно, судя по легким саркастическим ноткам в его голосе. Бэкка задумалась, но молчание было недолгим. Окинув взглядом карету и лежащую рядом мертвую распряженную лошадь, она снова вздохнула.

online-knigi.com

Властелин воды читать онлайн

В первую очередь эта книга посвящается непревзойденному редактору, Крису Кеслеру, чье терпение, понимание и готовность прислушаться к новому голосу превратили мою мечту в реальность.

Огромное спасибо и нескончаемые овации талантливым авторам GOTHROM, Hearts Through Histiry, Beau Monde и LIRWsz. поддержку. А также писателям Red River Romance, с которых, собственно, все и началось. Сердечная признательность Кэндейс Голдэппер за дружбу, поддержку и за то, что помогала уладить технические неполадки, когда компьютер переставал меня слушаться.

И последняя, но от этого не меньшая благодарность неповторимой Бэртрис Смол за ее энтузиазм и существенный вклад в мою работу.

Корнуэлл, Англия, вечер дня летнего солнцестояния,

1815 год

Все произошло в мгновение ока. Буквально секунду назад почтовая карета еще мчалась под проливным дождем через вересковую пустошь, кучер по настоянию Бэкки гнал изо всех сил, пытаясь оторваться от настигающей их погони, посланной отцом Бэкки… или от чего-то куда более опасного. И вот она уже неподвижно лежит на потерявшей сознание горничной, придавив ее к тому, что еще несколько секунд назад было крышей их теперь перевернутого вверх дном экипажа. Колеса продолжали бешено вращаться, превращая льющиеся струи воды в фонтаны брызг. Скрип колес и пронзительное ржание лошадей навевали ужас. Через одно окно кареты видно было, как молния озарила ночное небо змеящимися вспышками света. Второе окно что-то загораживало. Что именно, Бэкка определить не могла, но сквозь треснувшее стекло до нее долетел запах земли. Она не решалась пошевелиться – экипаж был слишком неустойчив. Всякий раз, когда какая-нибудь из лошадей всхрапывала в зловещей тишине, повозка вздрагивала и проседала. Неужели они съехали в канаву? И куда подевался кучер?

Бэкка застонала. У нее кружилась голова, и без того неясная картина ее незавидного положения проплыла перед глазами. Изображение шло волнами, под стать крою муарового шелкового дорожного платья, подол которого сейчас в беспорядке обернулся вокруг ее талии. Девушка попыталась было его одернуть, но на одну руку она приземлилась при падении, а другой никак не могла дотянуться до края.

– Не двигайтесь, – раздался откуда-то сверху глубокий властный голос.

Это явно был не кучер. Судя по голосу, незнакомец был человеком образованным, и говорил он с легким, едва уловимым акцентом, который Бэкке был незнаком.

Она, прищурившись, взглянула в окно в надежде хоть что-то разглядеть. На фоне мрачной обстановки человек казался призраком. Фонари на карете были разбиты, а грозовые тучи затянули небо и скрыли луну. Несмотря на это, от незнакомца исходило необъяснимое сияние, словно в воздухе разлили серебро. Призрачные вспышки молнии освещали его лицо за забрызганным дождем стеклом.

– Кучер… – пробормотала она.

Призрак покачал головой, и с полей его касторовой шляпы полетели брызги воды.

– Мертв, – ответил он. – Падая, свернул себе шею. Бэкка сдавленно ахнула.

– Оставайтесь на месте, – предупредил человек. – Ваш экипаж перевернулся и висит на краю обрыва над рекой Фоуи. Если будете его раскачивать, он сорвется, и вы точно погибнете. Мы вас освободим, но вы должны сохранять спокойствие и делать то, что я скажу.

– К-кто вы?

Он улыбнулся и произнес что-то на непонятном ей языке.

– Граф Клаус Линдегрен к вашим услугам, миледи, – сказал он, приподнимая шляпу.

Спустя мгновение он исчез, лишь слышно было, как он отдает приказы. Откуда они появились? Она не слышала, чтобы подъезжала повозка, но они не могли и идти пешком в такую непогоду, да еще по безлюдной местности. От звука глубокого бархатистого голоса, которым незнакомец отдавал команды, по телу у нее побежали мурашки. В голосе было что-то убаюкивающее, как в журчании прохладной воды ручья, стекающего по камням. Он успокаивал, завораживал… При других обстоятельствах этим звуком можно было бы наслаждаться.

– Освободите правую из упряжки, – приказал он. – Легче, Свен! Держи поводья! Перережь уздечку, если нужно будет, иначе она потянет за собой повозку. Смотри, земля осыпается. Поторапливайся!

– Я не могу ее удержать, ваше превосходительство! – прокричали в ответ.

– Тогда просто освободи ее и отпусти! Разберемся потом.

– А что с остальными?

– Я позабочусь о них. Поторопись, я сказал! Разве не видишь? Повозка соскальзывает!

Бэкка старалась не дышать. Сердце норовило выпрыгнуть из груди. Она дрожала так сильно, что одного этого, казалось, было достаточно, чтобы подтолкнуть карету в пропасть. Раздался выстрел, она невольно вскрикнула и подалась вперед. Едва с ее губ сорвался крик, как в окне снова появился граф, сжимавший рукой в перчатке дымящийся пистолет.

– Все в порядке, миледи, – произнес он с тем же завораживающим голосом, который бальзамом лился на ее обнаженные нервы. – Мне пришлось облегчить страдания одной из лошадей. У нее оказалась сломана нога, и она, барахтаясь, норовила сбросить экипаж вниз. С вами еще кто-то есть?

– Моя служанка, ваше превосходительство. Он поднял руку.

– Скорее, «милорд», так будет более уместно, – поправил он и кивком головы указал на служанку, которая все еще не пришла в себя. – Она…

– Не знаю. Она без сознания.

– Смотрите мне в глаза и внимательно слушайте все, что я сейчас скажу, – велел он.

Это было сродни погружению в море серебра. Возможно, дело было в вспышках молний, которые, озаряя лицо, придавали его глазам серебряный блеск. Да и весь он, казалось, был отлит из серебра. Внезапно Бэкка осознала, что обнажена – ниже талии на ней не было ничего, кроме тонких летних чулок, а подол платья задрался, едва прикрывая белье. Но, судя по взгляду, прикованному к ней, он не обратил на это внимания.

– Вы не пострадали?

– Н-нет… меня только изрядно тряхнуло.

– Хорошо! – сказал он. – Сейчас я открою дверцу. Как только я просуну руку внутрь, быстро хватайтесь за нее, и я вас вытащу.

– Но у меня только одна рука свободна! – воскликнула она.

– Как только я вас приподниму, рука освободится. Тогда держитесь обеими, но больше никаких движений! Положитесь на меня. Я спасу вас. Экипаж довольно неустойчив. Лошадей выпрягли, и он уже не падает, но достаточно малейшего толчка…

– А что с Мод?

– Простите?

– Моя горничная! Что будет с ней?

– Всему свой черед, – сказал он после секундного раздумья. – Позвольте, я сначала освобожу вас, миледи, а уж после позабочусь о служанке.

Не добавив больше ни слова, он сунул пистолет и перчатки стоящему рядом человеку, чей размытый силуэт Бэкка заметила только сейчас, и рванул на себя сломанную дверь экипажа. Она треснула, издав жуткий звук, пронзивший Бэкку, как удар клинка. В образовавшемся проеме показалась рука, защищенная черной мокрой тонкой тканью. Она ухватилась за протянутую руку, и ее словно молнией ударило. Бэкка и предположить не могла, что граф настолько силен.

1

Загрузка...

ruslib.net

Читать онлайн книгу «Властелин воды» бесплатно — Страница 1

Доун Томпсон

Властелин воды

В первую очередь эта книга посвящается непревзойденному редактору, Крису Кеслеру, чье терпение, понимание и готовность прислушаться к новому голосу превратили мою мечту в реальность.

Огромное спасибо и нескончаемые овации талантливым авторам GOTHROM, Hearts Through Histiry, Beau Monde и LIRWsz. поддержку. А также писателям Red River Romance, с которых, собственно, все и началось. Сердечная признательность Кэндейс Голдэппер за дружбу, поддержку и за то, что помогала уладить технические неполадки, когда компьютер переставал меня слушаться.

И последняя, но от этого не меньшая благодарность неповторимой Бэртрис Смол за ее энтузиазм и существенный вклад в мою работу.

Глава 1

Корнуэлл, Англия, вечер дня летнего солнцестояния,

1815 год

Все произошло в мгновение ока. Буквально секунду назад почтовая карета еще мчалась под проливным дождем через вересковую пустошь, кучер по настоянию Бэкки гнал изо всех сил, пытаясь оторваться от настигающей их погони, посланной отцом Бэкки… или от чего-то куда более опасного. И вот она уже неподвижно лежит на потерявшей сознание горничной, придавив ее к тому, что еще несколько секунд назад было крышей их теперь перевернутого вверх дном экипажа. Колеса продолжали бешено вращаться, превращая льющиеся струи воды в фонтаны брызг. Скрип колес и пронзительное ржание лошадей навевали ужас. Через одно окно кареты видно было, как молния озарила ночное небо змеящимися вспышками света. Второе окно что-то загораживало. Что именно, Бэкка определить не могла, но сквозь треснувшее стекло до нее долетел запах земли. Она не решалась пошевелиться – экипаж был слишком неустойчив. Всякий раз, когда какая-нибудь из лошадей всхрапывала в зловещей тишине, повозка вздрагивала и проседала. Неужели они съехали в канаву? И куда подевался кучер?

Бэкка застонала. У нее кружилась голова, и без того неясная картина ее незавидного положения проплыла перед глазами. Изображение шло волнами, под стать крою муарового шелкового дорожного платья, подол которого сейчас в беспорядке обернулся вокруг ее талии. Девушка попыталась было его одернуть, но на одну руку она приземлилась при падении, а другой никак не могла дотянуться до края.

– Не двигайтесь, – раздался откуда-то сверху глубокий властный голос.

Это явно был не кучер. Судя по голосу, незнакомец был человеком образованным, и говорил он с легким, едва уловимым акцентом, который Бэкке был незнаком.

Она, прищурившись, взглянула в окно в надежде хоть что-то разглядеть. На фоне мрачной обстановки человек казался призраком. Фонари на карете были разбиты, а грозовые тучи затянули небо и скрыли луну. Несмотря на это, от незнакомца исходило необъяснимое сияние, словно в воздухе разлили серебро. Призрачные вспышки молнии освещали его лицо за забрызганным дождем стеклом.

– Кучер… – пробормотала она.

Призрак покачал головой, и с полей его касторовой шляпы полетели брызги воды.

– Мертв, – ответил он. – Падая, свернул себе шею. Бэкка сдавленно ахнула.

– Оставайтесь на месте, – предупредил человек. – Ваш экипаж перевернулся и висит на краю обрыва над рекой Фоуи. Если будете его раскачивать, он сорвется, и вы точно погибнете. Мы вас освободим, но вы должны сохранять спокойствие и делать то, что я скажу.

– К-кто вы?

Он улыбнулся и произнес что-то на непонятном ей языке.

– Граф Клаус Линдегрен к вашим услугам, миледи, – сказал он, приподнимая шляпу.

Спустя мгновение он исчез, лишь слышно было, как он отдает приказы. Откуда они появились? Она не слышала, чтобы подъезжала повозка, но они не могли и идти пешком в такую непогоду, да еще по безлюдной местности. От звука глубокого бархатистого голоса, которым незнакомец отдавал команды, по телу у нее побежали мурашки. В голосе было что-то убаюкивающее, как в журчании прохладной воды ручья, стекающего по камням. Он успокаивал, завораживал… При других обстоятельствах этим звуком можно было бы наслаждаться.

– Освободите правую из упряжки, – приказал он. – Легче, Свен! Держи поводья! Перережь уздечку, если нужно будет, иначе она потянет за собой повозку. Смотри, земля осыпается. Поторапливайся!

– Я не могу ее удержать, ваше превосходительство! – прокричали в ответ.

– Тогда просто освободи ее и отпусти! Разберемся потом.

– А что с остальными?

– Я позабочусь о них. Поторопись, я сказал! Разве не видишь? Повозка соскальзывает!

Бэкка старалась не дышать. Сердце норовило выпрыгнуть из груди. Она дрожала так сильно, что одного этого, казалось, было достаточно, чтобы подтолкнуть карету в пропасть. Раздался выстрел, она невольно вскрикнула и подалась вперед. Едва с ее губ сорвался крик, как в окне снова появился граф, сжимавший рукой в перчатке дымящийся пистолет.

– Все в порядке, миледи, – произнес он с тем же завораживающим голосом, который бальзамом лился на ее обнаженные нервы. – Мне пришлось облегчить страдания одной из лошадей. У нее оказалась сломана нога, и она, барахтаясь, норовила сбросить экипаж вниз. С вами еще кто-то есть?

– Моя служанка, ваше превосходительство. Он поднял руку.

– Скорее, «милорд», так будет более уместно, – поправил он и кивком головы указал на служанку, которая все еще не пришла в себя. – Она…

– Не знаю. Она без сознания.

– Смотрите мне в глаза и внимательно слушайте все, что я сейчас скажу, – велел он.

Это было сродни погружению в море серебра. Возможно, дело было в вспышках молний, которые, озаряя лицо, придавали его глазам серебряный блеск. Да и весь он, казалось, был отлит из серебра. Внезапно Бэкка осознала, что обнажена – ниже талии на ней не было ничего, кроме тонких летних чулок, а подол платья задрался, едва прикрывая белье. Но, судя по взгляду, прикованному к ней, он не обратил на это внимания.

– Вы не пострадали?

– Н-нет… меня только изрядно тряхнуло.

– Хорошо! – сказал он. – Сейчас я открою дверцу. Как только я просуну руку внутрь, быстро хватайтесь за нее, и я вас вытащу.

– Но у меня только одна рука свободна! – воскликнула она.

– Как только я вас приподниму, рука освободится. Тогда держитесь обеими, но больше никаких движений! Положитесь на меня. Я спасу вас. Экипаж довольно неустойчив. Лошадей выпрягли, и он уже не падает, но достаточно малейшего толчка…

– А что с Мод?

– Простите?

– Моя горничная! Что будет с ней?

– Всему свой черед, – сказал он после секундного раздумья. – Позвольте, я сначала освобожу вас, миледи, а уж после позабочусь о служанке.

Не добавив больше ни слова, он сунул пистолет и перчатки стоящему рядом человеку, чей размытый силуэт Бэкка заметила только сейчас, и рванул на себя сломанную дверь экипажа. Она треснула, издав жуткий звук, пронзивший Бэкку, как удар клинка. В образовавшемся проеме показалась рука, защищенная черной мокрой тонкой тканью. Она ухватилась за протянутую руку, и ее словно молнией ударило. Бэкка и предположить не могла, что граф настолько силен.

Ее поразило, с какой легкостью он вытащил ее и поставил на землю.

У Бэкки подкосились ноги, и она рухнула на него. Ее платье опустилось к щиколоткам, туда, где ему и надлежало быть (слава звездам и земному притяжению!). От графа исходил чистый запах дождя, сладковатый аромат салата, диких трав и тонкого вина. Но главным в этом букете был запах его тела, загадочный и будоражащий. Очень приятный аромат. Она постаралась вобрать его в себя как можно глубже.

– Благодарю вас, милорд, – пробормотала она, уткнувшись лицом в его влажный воротник. Погода была теплая, поэтому на нем не было ни пальто, ни плаща. Сюртук набух под проливным дождем.

– Вы промокли до нитки, сэр, – выдохнула она. Он лишь хмыкнул в ответ.

– Я не боюсь воды, миледи, – сказал он. Был ли в этих словах тайный смысл… скрытая, лишь ему понятная ирония? Вполне возможно, судя по легким саркастическим ноткам в его голосе. Бэкка задумалась, но молчание было недолгим. Окинув взглядом карету и лежащую рядом мертвую распряженную лошадь, она снова вздохнула.

– Я пережил много бурь, – продолжал он, уводя ее от края обрыва. – Но вы рискуете жизнью в столь… тонком одеянии. Покорнейше прошу в мою карету. Под сиденьем кучера есть теплая накидка. – Он щелкнул пальцами. – Свен! Приготовь меховую накидку для дамы.

Кучер направился к карете, но Бэкка не двинулась с места.

– Что с Мод? – спросила она.

– Я доставлю вам вашу горничную, – заверил граф, провожая ее к своему экипажу. Он взял накидку, которую протягивал Свен, и накинул ей на плечи.

– Простите мою фамильярность, миледи, – сказал он. – Чрезвычайные обстоятельства требуют крайних мер, на которые придется пойти, чтобы обеспечить ваш покой. Я тотчас же вернусь.

– Что вы намерены делать? – крикнула Бэкка ему вслед.

– Я собираюсь забраться внутрь и вытащить вашу горничную, – пояснил он. – Карета вот-вот сорвется вниз. Прошу прощения, но медлить нельзя.

– Вы не должны лезть туда! – пронзительно закричала Бэкка. Он был высоким, стройным, хорошо сложенным, но чересчур мускулистым. – Вы оба погибнете!

– Но если не я, то кто? – обернулся граф. Он стоял под проливным дождем, который, казалось, совсем ему не мешал. По крайней мере, этого не было заметно. – Самостоятельно ей не выбраться, а что касается Свена, то он слишком упитан. Больше никого подходящего я здесь не вижу. А вы?

В это мгновение карету качнуло на размытой дождем, оседающей под ее тяжестью земле. Бэкка вскрикнула.

– Не бойтесь, миледи, – успокоил граф. – Все будет хорошо.

Кивнув Свену и отвесив ей поклон, он щелкнул каблуками забрызганных грязью гессенских[1] сапог и зашагал к покачивающейся карете в сопровождении своего спутника.

Бэкка, затаив дыхание, наблюдала, как граф швырнул шляпу кучеру и исчез в зияющем проеме кареты, которая в нынешнем своем состоянии напоминала раненого зверя, готового проглотить его целиком. Молнии, разрезая небо над вересковой пустошью, вспыхивали то тут, то там. Гроза бушевала над головой, и в свете вспышек молнии она увидела то, из-за чего перевернулась карета, – большая почерневшая ветка, которая, скорее всего, откололась от дерева ударом молнии, лежала посреди дороги. Должно быть, это и напугало лошадей. Бэкка не придала увиденному особого значения, поскольку теперь это было уже не столь важно. Гораздо больше ее волновало то, что загадочный спаситель рискует жизнью ради совершенно незнакомой девушки. Отец и разгром, который она оставила после себя, отошли на второй план, и сейчас, укутавшись в роскошную меховую накидку, Бэкка молилась, чтобы из балансирующей на краю пропасти кареты показалась голова графа.

Ее страданиям не суждено было долго длиться. Прошло всего несколько минут, которые показались ей часами, и в темноте началось какое-то движение. Вопреки ожиданиям, в дверях кареты вместо мужественного силуэта графа Бэкка увидела Мод, которую он передал Свену. Как только граф выбрался, карета, взревев, словно зверь, вздрогнула и, перевалившись через край обрыва, понеслась вместе с потоком грязи на дно ущелья. Послышался грохот ударов о скалистые стены, глухой стук и всплеск воды – это карета обрушилась в реку. Эхо разнесло гром падения по всему ущелью. Бэкка зарылась лицом в меховую накидку и вздрогнула при мысли о смертельном риске, которому подверглась в пустынных землях Бодмин Мур.

Свен уложил так и не пришедшую в сознание горничную на сиденье экипажа, а граф забрался внутрь и устроился напротив Бэкки. Он дышал по-прежнему ровно, и это заставило Бэкку восхититься его выносливостью. Наконец-то он был без шляпы, поля которой скрывали его лицо в тени – да так, что даже вспышки молнии не освещали его, – и Бэкка смогла его разглядеть. На вид ему было от тридцати пяти до сорока лет. Курчавые волосы, прилипшие ко лбу, были каштанового цвета, за исключением широкой пряди спереди, которая выгорела на солнце добела. Его глубоко посаженные, какие-то околдовывающие глаза – не серебристые, как ей показалось вначале, а стальные, искристо-синие, цвета прозрачной морской воды – прятались под выгоревшими на солнце бровями. Все меркло на фоне этих ослепительных глаз. Казалось, они заглядывают ей в душу.

– Мой дом там, – махнул он рукой, – на краю леса.

Как странно! Карета как раз проезжала этот участок дороги, когда случилось несчастье, и Бэкка не заметила дома… но сейчас он был там. В сполохах молний она видела его вполне отчетливо. Действительно, дом! Это было беспорядочно выстроенное трехэтажное здание эпохи Тюдоров, стоявшее у леса. И как она могла проглядеть такую громадину?

– Я доставлю вас туда в целости и сохранности, – продолжал он. – Пока мы будем приводить в чувство вашу горничную, мой человек вернется и позаботится о кучере и лошади, которую я застрелил. А ту, что мы отпустили, отыщет и вернет вам.

Бэкка только сейчас заметила у обочины дороги тело, накрытое брезентом. Ее снова бросило в дрожь, и граф обнял ее за плечи.

– Вам холодно… Но это скорее от пережитого, чем из-за непогоды, не так ли?

Он поднял лежащую на полу трость – ее она тоже до этого не замечала – и постучал по крыше экипажа.

– Домой! – приказал он.

– Н-н-но! – закричал Свен, и неутомимые кони сорвались с места, звеня упряжью и разбрызгивая копытами грязь.

– Милорд, я не могу позволить…

– Ерунда! – перебил он ее. – Что значит «не можете»? Вашей горничной необходим уход, а у меня есть люди, которые о ней позаботятся, пока вы обе не будете готовы к дальнейшему путешествию. Далее. Вы ставите меня в неловкое положение, миледи. Кого, позвольте узнать, я имел удовольствие спасти по дороге… домой?

– Бэкка… Леди Рэбэкка Гильдерслив, милорд, – тихо промолвила она. – И моя горничная, Мод Аммен.

Он удовлетворенно кивнул.

– Хорошо, леди Рэбэкка Гильдерслив. Спешу вас обрадовать, что мой человек спас один из ваших чемоданов. Ночь едва вступила в свои права. Мы передадим вашу горничную в умелые руки моей домоправительницы, Анны-Лизы – кстати, она в этих вопросах немногим уступает любому хирургу, – а я пришлю кого-то из служанок, и вам помогут переодеться в сухую одежду. И уже тогда поговорим, идет?

Бэкка кивнула. Возражать не имело смысла. Куда еще она могла отправиться? К тому же отец никогда не найдет ее здесь, в глубине корнуэллских болот. При мысли о нем на девушку накатила волна горечи. Но нет, сейчас не время об этом размышлять. Она приняла единственно правильное решение, которое могло помешать его планам на ее будущее. Назад пути не было. Она была в безопасности… пока. И не могла бросить Мод.

Откинувшись на бархатную спинку сиденья, Бэкка закрыла глаза, испытывая головокружение, которое так и не покинуло ее, и плотнее закуталась в накидку. От накидки исходил чуть слышный запах ее спасителя – чистый и свежий, с нотками трав и морских водорослей. Она вдохнула этот запах, и с ее губ слетел слабый стон. Ей вспомнилось, что когда она впервые увидела своего загадочного избавителя в окно кареты, то в полуобморочном состоянии приняла его за призрака. За смерть, пришедшую за ней. А вышло иначе. Как хорошо, оказывается, жить!

Глава 2

Спустя час Бэкку, одетую в платье из муслина персикового цвета, усадили в кресло в богато, но без излишеств обставленной гостиной. Мелкими глотками она пила отвар из трав, который приготовила домоправительница. Напротив в таком же кресле расположился хозяин дома. Он крутил в руках бокал с бренди, которое так и норовило выплеснуться через край. Его влажные волосы были зачесаны назад, и он переоделся. На нем были черные атласные брюки, рубашка из египетского хлопка и безукоризненно завязанный галстук под приталенным парчевым сюртуком цвета индиго. Ноги он вытянул на абиссинском ковре, демонстрируя идеальной формы бедра. Но Бэкка была уверена, что сделал он это отнюдь не для того, чтобы поразить ее воображение. Он просто отдыхал в ожидании вестей о Мод, которая находилась на попечении домоправительницы. К тому же он, без сомнения, устал, хотя и не показывал виду. Его поза была скорее лениво-созерцательной, нежели изнуренной.

– Итак, леди Рэбэкка Гильдерслив… – произнес он, постепенно повышая голос, словно выходя из транса.

«Как раз вовремя», – отметила про себя Бэкка. Еще немного, и напиток в его бокале пролился бы на ковер.

– Что заставило вас отправиться в дорогу в такую ненастную ночь, словно вас преследовала, по меньшей мере, королевская стража?

Может ли она ему довериться? Он имел право знать, что приютил в своем доме беглянку, которой она, в сущности, и являлась, пусть даже имея на то довольно веские причины. Бэкка рассматривала чай в кружке, раздумывая, как поступить.

– О нет, ну зачем же делать такое лицо? – воскликнул он. – Вы должны простить мое любопытство. Я всего лишь хотел помочь вам снять груз с души, пока содержимое кружки не утолит ваши печали, миледи.

– Что это за чай? – спросила она, радуясь возможности уйти от прямого ответа. – Он так приятен на вкус.

– Цветы лаванды, настоянные на меде… чтобы вернуть покой после выпавших на вашу долю испытаний. Неужели вы не узнали этот запах? Странно. В вашей стране лаванда растет в изобилии.

– Простите, ваше превос… милорд, – сказала Бэкка. – Ваш акцент… Я никогда раньше не слышала подобного.

– Я родом из Швеции, – ответил он. – Но не был на родине уже… много лет. Англия стала моим домом. Вы можете решить, что я нахожусь в ссылке, но эту скучную историю я приберегу для другого раза. Когда выпью этого напитка гораздо больше, – сказал он, указывая на свой бокал, – а вы не будете заняты посторонними мыслями.

Бэкка хотела заметить, что не намерена оставаться здесь так долго, но вместо этого улыбнулась и сделала еще глоток. Ее начинало клонить в сон. Это наводило на мысль, не было ли в напитке каких-то других, неизвестных ей трав. Что-то явно перебивало вкус лаванды. Но она не могла определить, что именно.

– Вы не ответили на мой вопрос, – произнес граф глубоким, мягким голосом, который подавлял ее волю. В нем было столько волнующего огня, что у нее мурашки побежали по коже. – Так что же погнало вас в дорогу в такую непогоду? – повторил он, как-то по особенному располагающе наклонив голову. Взгляд его стал таким обезоруживающе ласковым, что все ее барьеры рушились на глазах. Бэкка вздохнула глубоко и прерывисто.

– Я ехала на юг, в Плимут, – призналась она, – чтобы сесть там на корабль.

– Морская поездка в столь смутное время? Вы считаете это разумным, миледи?

Бэкка горько усмехнулась.

– Да, вряд ли это разумно, – согласилась она. – Но необходимо, милорд.

– Я жажду подробностей, – сказал он и подался в кресле. – Пожалуйста, миледи, продолжайте. Я не представляю, какая беда могла заставить столь очаровательное создание бежать из родной страны.

Бэкка не обратила внимания на неприкрытый комплимент в свой адрес. Ее зачаровывали не столько его слова, сколько жесты. Язык его тела был куда более выразителен: малейшее изменение в выражении лица, смена позы – все несло в себе смысл. Он казался встревоженным. Его серебристо-синие глаза почти скрылись под выдающимися вперед бровями, которые сейчас хмуро изогнулись. Его губы внезапно побледнели, а на резко очерченных скулах заходили желваки. Она вдруг поняла, что ее побег он переживает так же, как и свое изгнание. От неподдельного страдания, которое отразилось на его лице, комок встал у нее в горле. Бэкка обняла его взглядом. Да, она готова довериться этому мужчине, хуже не станет. Но сначала нужно узнать о нем побольше.

– Когда вы услышите мою историю, то дважды подумаете, стоит ли давать мне кров, милорд, – начала она, – даже на то короткое время, которое понадобится, чтобы поставить на ноги мою горничную, а мне – проститься с вашим великодушным гостеприимством. – Она ненадолго умолкла. – Разве вы не хотите, чтобы при этом разговоре присутствовала графиня, ваша жена? Наверняка она будет возражать против гостей, которые свалились ей на голову сразу же после вашего приезда. Я не хочу быть обузой.

На самом деле ей просто любопытно было узнать, женат ли он, поскольку с момента их прибытия сюда она видела лишь графа и его слуг.

Его правая бровь поползла вверх, и Бэкка отвела взгляд. Она не умела притворяться, и он явно раскусил ее жалкую попытку казаться равнодушной.

– Увы, у меня нет жены, – сказал он. Видно было, что вопрос его откровенно позабавил. – Мне еще предстоит найти спутницу жизни.

– О! – воскликнула Бэкка смущенно. – А я почему-то решила… Так сказать… О Господи! Прошу прощения за бестактность. Я не хотела вмешиваться не в свое дело.

Но было еще кое-что, о чем она спросить не могла, просто не осмелилась бы, хотя слова так и норовили сорваться с уст, – она не в силах была понять, почему такой потрясающий человек до сих пор не женат. Промолчать помогло чувство радости, нахлынувшее на нее, когда стало известно, что он свободен. Кровь сильнее застучала в висках оттого, что при всей неуместности ее присутствия здесь, наедине с ним, да еще и в таком виде – пусть даже по независящим от нее причинам, – ее вообще посещают подобные мысли.

Махнув рукой, он дал понять, что ее извинения приняты.

– Вам не за что просить прощения, – произнес он вполголоса. – Пожалуйста, продолжайте, mittkostbart.[2]

И хотя она не поняла смысла сказанного, судя по тому, как были произнесены эти слова, они означали ласковое обращение.

– Я знаю, что переправляться на материк в такое время, как сейчас, не самая лучшая затея…

– Две женщины, путешествующие в одиночку в военное время? – перебил он. – Можете быть уверены, что ни один уважающий себя капитан такого бы не допустил.

– Знаю. Я не авантюристка, милорд, я просто в отчаянии. Я собиралась отправиться к Нормандским островам. Там сейчас безопасно, нейтральные земли.

– И что дальше?

– Возможно, подамся в англиканский монастырь… хотя бы на июнь. Они не посмеют меня тронуть, если я буду под защитой церкви.

– Как такая молодая и энергичная особа может поставить на себе крест и стать монахиней? Почему? Это неестественно, просто в голове не укладывается.

И тут Бэкка сломалась окончательно. Это были мысли вслух, и она сказала больше, чем намеревалась. Теперь не оставалось ничего, кроме как продолжать. Хватило одного мимолетного взгляда в эти завораживающие глаза, чтобы понять, что он не отступится, пока она все не расскажет.

– Вы были недалеки от истины, когда предположили, что за мной гонится королевская стража… за исключением того, что ни бедный безумный король, ни принц-регент не подозревают о моем существовании. Разве только мой отец действительно позвал стражу. Он меня преследует и без труда выйдет на мой след, когда узнает, что я наняла ту карету…

– Начните еще раз, миледи, – сказал он. – А то я что-то совсем запутался.

– Вы вправе знать, чем может обернуться ваше гостеприимство, милорд, – согласилась Бэкка. – Мой отец, барон Гильдерслив, считает себя охотником за удачей. Думаю, такое определение подходит ему как нельзя лучше. Он губит свое время и состояние в аду азарта. Но так было не всегда. Когда-то у нас была счастливая семья, мать с отцом были так верны друг другу… Азартные игры всегда привлекали отца, но он не был закоренелым игроком. Все изменилось три года назад со смертью матери. Теперь игра стала его страстью. Он спустил в карты наших лошадей, земли… Сохранилось только родовое корнуэллское имение в Боскасле да небольшой дом в Лондоне. Когда больше не осталось ничего ценного, он решил поставить на кон меня – в игре с мужчиной, за которого я ни за что не выйду замуж. Уж лучше умереть, сэр! Если бы я согласилась, это решило бы все его проблемы. Но эта жертва будет напрасной… Он снова возьмется за старое.

– Кем же надо быть…

– Навязчивое желание играть – это настоящая болезнь, милорд, – сказала она, – болезнь, которая за последнее время поразила слишком многих. К тому же эта сделка дает ему дополнительные выгоды. Видите ли, через год меня нужно будет вывозить в свет, поэтому помолвка сейчас – отличная возможность сэкономить на том, чтобы представлять меня обществу. А вырученные средства можно промотать. Седрик Гильдерслив – весьма практичный человек во всем, кроме азартных игр. Я люблю отца, и то, что происходит с ним, терзает мое сердце, но я не могу допустить, чтобы меня насильно выдали замуж за нелюбимого. Выход в свет меня не волнует, для меня он ничего не значит. Но свобода – совсем другое дело, сэр. Я наняла карету на постоялом дворе рядом с нашим домом на побережье. Понимаете, отец специально не хотел везти меня на лондонский сезон[3], потому что там я могла приглянуться кому-то еще, что разрушило бы его планы. Поэтому он и держал меня здесь, в Корнуэлле, как можно дальше от города, чтобы этого не произошло.

– И вы уверены, что он вас преследует?

– Я знаю, что преследование неизбежно, милорд. В Боскасле только один постоялый двор. Он поедет следом и, скорее всего, не один. С ним, несомненно, будет сэр Персиваль Смэдли… человек, за которого меня собираются выдать. Я должна успеть скрыться, не то он вернет меня назад, а этого я точно не перенесу. По мне лучше сорваться с обрыва, чем быть выданной замуж насильно.

– Теперь понятно, почему вы мчались на такой скорости.

– Я очень об этом сожалею. Если бы я не подгоняла кучера, сейчас он был бы жив.

– В том, что кучер погиб, нет вашей вины, миледи, – сказал граф. – Я видел, как это случилось. Даже если бы он ехал в два раза медленнее, исход был неизбежен. Молния отсекла ветку дерева, которую вы видели на дороге. Ветка пролетела слишком близко от передней лошади справа, которая и без того была напугана грозой. Животное рвануло в сторону и по покатому краю дороги потащило за собой карету. То, что вы и ваша горничная остались живы, – настоящее чудо, миледи. Если бы не упавшая лошадь, карета перевернулась бы дважды. Кучер запаниковал, и его выбросило вперед. Он вел себя глупо, миледи. Вы не должны винить себя в смерти этого человека. Он и только он виноват в этом.

Даже если все это было сказано только для успокоения ее совести, Бэкка была признательна ему за это. Но нет, этот человек знал, что говорил. Он свято верил в свою правоту и не признавал ошибок. Это он доказал еще на краю обрыва. Он был похож на рыцаря в сверкающих доспехах, который являлся ей в мечтах. Она молилась, чтобы он пришел за ней, забрал с собой и спас от неумолимо надвигающегося замужества. Бэкка никогда раньше не встречала такой отваги, такого мужества. Оно вызывало благоговейный трепет. Ей казалось, что он подсознательно стремится к смерти или просто не верит в то, что ему может что-либо угрожать. Но это же нелепо!

– Даже не знаю, как вас благодарить за мое спасение, милорд, – сказала она. – Я уеду, как только Мод достаточно окрепнет и мы сможем найти другой экипаж.

– Вы вольны оставаться в Линдегрен Холле сколько пожелаете, миледи, – сказал он. – Здесь безопасно… даже безопаснее, чем вы думаете.

Что-то в интонации, с которой он произнес последнюю фразу, заставило ее вздрогнуть. Она поежилась, а он тем временем встал. Чайник стоял на столике с изогнутыми ножками у стены гостиной. Он преодолел это расстояние в два шага и, несмотря на возражение, вновь наполнил ее чашку. У Бэкки кружилась голова, и она сомневалась, стоит ли пить еще.

– Я не буду больше, – заявила она. – Этот напиток как-то странно на меня действует.

– Лекарства Анны-Лизы действуют на всех и всегда, – ответил он. – Вам нужен отдых. Не надо бороться с действием отвара. В этих стенах вам ничего не грозит.

– А если они придут? Мой отец или другие?

– Доверьтесь мне, – сказал он. – Вы под моей защитой. С вами ничего не случится.

В это мгновение раздался стук в дверь.

– Войдите! – сказал граф.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

www.litlib.net

Читать онлайн "Властелин воды" автора Томпсон Доун - RuLit

Доун Томпсон

Властелин воды

В первую очередь эта книга посвящается непревзойденному редактору, Крису Кеслеру, чье терпение, понимание и готовность прислушаться к новому голосу превратили мою мечту в реальность.

Огромное спасибо и нескончаемые овации талантливым авторам GOTHROM, Hearts Through Histiry, Beau Monde и LIRWsz. поддержку. А также писателям Red River Romance, с которых, собственно, все и началось. Сердечная признательность Кэндейс Голдэппер за дружбу, поддержку и за то, что помогала уладить технические неполадки, когда компьютер переставал меня слушаться.

И последняя, но от этого не меньшая благодарность неповторимой Бэртрис Смол за ее энтузиазм и существенный вклад в мою работу.

Корнуэлл, Англия, вечер дня летнего солнцестояния,

1815 год

Все произошло в мгновение ока. Буквально секунду назад почтовая карета еще мчалась под проливным дождем через вересковую пустошь, кучер по настоянию Бэкки гнал изо всех сил, пытаясь оторваться от настигающей их погони, посланной отцом Бэкки… или от чего-то куда более опасного. И вот она уже неподвижно лежит на потерявшей сознание горничной, придавив ее к тому, что еще несколько секунд назад было крышей их теперь перевернутого вверх дном экипажа. Колеса продолжали бешено вращаться, превращая льющиеся струи воды в фонтаны брызг. Скрип колес и пронзительное ржание лошадей навевали ужас. Через одно окно кареты видно было, как молния озарила ночное небо змеящимися вспышками света. Второе окно что-то загораживало. Что именно, Бэкка определить не могла, но сквозь треснувшее стекло до нее долетел запах земли. Она не решалась пошевелиться – экипаж был слишком неустойчив. Всякий раз, когда какая-нибудь из лошадей всхрапывала в зловещей тишине, повозка вздрагивала и проседала. Неужели они съехали в канаву? И куда подевался кучер?

Бэкка застонала. У нее кружилась голова, и без того неясная картина ее незавидного положения проплыла перед глазами. Изображение шло волнами, под стать крою муарового шелкового дорожного платья, подол которого сейчас в беспорядке обернулся вокруг ее талии. Девушка попыталась было его одернуть, но на одну руку она приземлилась при падении, а другой никак не могла дотянуться до края.

– Не двигайтесь, – раздался откуда-то сверху глубокий властный голос.

Это явно был не кучер. Судя по голосу, незнакомец был человеком образованным, и говорил он с легким, едва уловимым акцентом, который Бэкке был незнаком.

Она, прищурившись, взглянула в окно в надежде хоть что-то разглядеть. На фоне мрачной обстановки человек казался призраком. Фонари на карете были разбиты, а грозовые тучи затянули небо и скрыли луну. Несмотря на это, от незнакомца исходило необъяснимое сияние, словно в воздухе разлили серебро. Призрачные вспышки молнии освещали его лицо за забрызганным дождем стеклом.

– Кучер… – пробормотала она.

Призрак покачал головой, и с полей его касторовой шляпы полетели брызги воды.

– Мертв, – ответил он. – Падая, свернул себе шею. Бэкка сдавленно ахнула.

– Оставайтесь на месте, – предупредил человек. – Ваш экипаж перевернулся и висит на краю обрыва над рекой Фоуи. Если будете его раскачивать, он сорвется, и вы точно погибнете. Мы вас освободим, но вы должны сохранять спокойствие и делать то, что я скажу.

– К-кто вы?

Он улыбнулся и произнес что-то на непонятном ей языке.

– Граф Клаус Линдегрен к вашим услугам, миледи, – сказал он, приподнимая шляпу.

Спустя мгновение он исчез, лишь слышно было, как он отдает приказы. Откуда они появились? Она не слышала, чтобы подъезжала повозка, но они не могли и идти пешком в такую непогоду, да еще по безлюдной местности. От звука глубокого бархатистого голоса, которым незнакомец отдавал команды, по телу у нее побежали мурашки. В голосе было что-то убаюкивающее, как в журчании прохладной воды ручья, стекающего по камням. Он успокаивал, завораживал… При других обстоятельствах этим звуком можно было бы наслаждаться.

– Освободите правую из упряжки, – приказал он. – Легче, Свен! Держи поводья! Перережь уздечку, если нужно будет, иначе она потянет за собой повозку. Смотри, земля осыпается. Поторапливайся!

– Я не могу ее удержать, ваше превосходительство! – прокричали в ответ.

– Тогда просто освободи ее и отпусти! Разберемся потом.

– А что с остальными?

– Я позабочусь о них. Поторопись, я сказал! Разве не видишь? Повозка соскальзывает!

Бэкка старалась не дышать. Сердце норовило выпрыгнуть из груди. Она дрожала так сильно, что одного этого, казалось, было достаточно, чтобы подтолкнуть карету в пропасть. Раздался выстрел, она невольно вскрикнула и подалась вперед. Едва с ее губ сорвался крик, как в окне снова появился граф, сжимавший рукой в перчатке дымящийся пистолет.

– Все в порядке, миледи, – произнес он с тем же завораживающим голосом, который бальзамом лился на ее обнаженные нервы. – Мне пришлось облегчить страдания одной из лошадей. У нее оказалась сломана нога, и она, барахтаясь, норовила сбросить экипаж вниз. С вами еще кто-то есть?

– Моя служанка, ваше превосходительство. Он поднял руку.

– Скорее, «милорд», так будет более уместно, – поправил он и кивком головы указал на служанку, которая все еще не пришла в себя. – Она…

– Не знаю. Она без сознания.

– Смотрите мне в глаза и внимательно слушайте все, что я сейчас скажу, – велел он.

Это было сродни погружению в море серебра. Возможно, дело было в вспышках молний, которые, озаряя лицо, придавали его глазам серебряный блеск. Да и весь он, казалось, был отлит из серебра. Внезапно Бэкка осознала, что обнажена – ниже талии на ней не было ничего, кроме тонких летних чулок, а подол платья задрался, едва прикрывая белье. Но, судя по взгляду, прикованному к ней, он не обратил на это внимания.

– Вы не пострадали?

– Н-нет… меня только изрядно тряхнуло.

– Хорошо! – сказал он. – Сейчас я открою дверцу. Как только я просуну руку внутрь, быстро хватайтесь за нее, и я вас вытащу.

– Но у меня только одна рука свободна! – воскликнула она.

– Как только я вас приподниму, рука освободится. Тогда держитесь обеими, но больше никаких движений! Положитесь на меня. Я спасу вас. Экипаж довольно неустойчив. Лошадей выпрягли, и он уже не падает, но достаточно малейшего толчка…

– А что с Мод?

– Простите?

– Моя горничная! Что будет с ней?

– Всему свой черед, – сказал он после секундного раздумья. – Позвольте, я сначала освобожу вас, миледи, а уж после позабочусь о служанке.

Не добавив больше ни слова, он сунул пистолет и перчатки стоящему рядом человеку, чей размытый силуэт Бэкка заметила только сейчас, и рванул на себя сломанную дверь экипажа. Она треснула, издав жуткий звук, пронзивший Бэкку, как удар клинка. В образовавшемся проеме показалась рука, защищенная черной мокрой тонкой тканью. Она ухватилась за протянутую руку, и ее словно молнией ударило. Бэкка и предположить не могла, что граф настолько силен.

Ее поразило, с какой легкостью он вытащил ее и поставил на землю.

У Бэкки подкосились ноги, и она рухнула на него. Ее платье опустилось к щиколоткам, туда, где ему и надлежало быть (слава звездам и земному притяжению!). От графа исходил чистый запах дождя, сладковатый аромат салата, диких трав и тонкого вина. Но главным в этом букете был запах его тела, загадочный и будоражащий. Очень приятный аромат. Она постаралась вобрать его в себя как можно глубже.

– Благодарю вас, милорд, – пробормотала она, уткнувшись лицом в его влажный воротник. Погода была теплая, поэтому на нем не было ни пальто, ни плаща. Сюртук набух под проливным дождем.

– Вы промокли до нитки, сэр, – выдохнула она. Он лишь хмыкнул в ответ.

– Я не боюсь воды, миледи, – сказал он. Был ли в этих словах тайный смысл… скрытая, лишь ему понятная ирония? Вполне возможно, судя по легким саркастическим ноткам в его голосе. Бэкка задумалась, но молчание было недолгим. Окинув взглядом карету и лежащую рядом мертвую распряженную лошадь, она снова вздохнула.

– Я пережил много бурь, – продолжал он, уводя ее от края обрыва. – Но вы рискуете жизнью в столь… тонком одеянии. Покорнейше прошу в мою карету. Под сиденьем кучера есть теплая накидка. – Он щелкнул пальцами. – Свен! Приготовь меховую накидку для дамы.

www.rulit.me

Водяной — властелин воды

Мечется и плачет, как дитя больноеВ неспокойной люльке, озеро лесное.

В этом двустишье говорится о небольшом озере, берега которого все на виду и настолько отлога, что разбушевавшийся ветер гонит две волны, нагонную и отбивную, разводя опасное волнение, так называемую, толчею. В бурю, оно неприступно для рыбачьих челнов, хотя именно в эту пору обещает более богатую добычу. Но и во всякое другое время, как вообще все озера круглой формы, оно пользуется недоброй славой бурного и беспокойного: самые малые ветры заставляют его колыхаться, как бы от тревожных движений какой-то невидимой чудовищной силы, покоящейся на дне его. И достаточно одного случая неудачного выезда в заподозренное озеро, окончившегося гибелью человека, чтоб в окольности, где всякий на счету и каждого жалко, прослыло оно «проклятым.

Пройдут года, забудется имя несчастного, но случай останется в памяти с наслойкою придатков небывалого: простой случай превращается в легенду на устрашение или поучение грядущим векам. Одна из таких легенд связывается с именем суздальского князя Андрея Боголюбского, устроителя Залесской страны, памятного также по своим благочестивым деяниям. В темную ночь, на 29 июня 1174 г., коварные царедворцы, в заговоре с шурьями и женою князя, изменнически убили его. Брат князя, Михаил, свалил казненных убийц в короба и бросил в озеро, которое с того времени до сих пор в роковую ночь волнуется. Короба с негниющими, проклятыми телами убитых, в виде мшистых зеленых кочек, колыхаются между берегами, и слышится унылый стон: это мучаются злобные Кучковичи. Коварная и малодушная сестра их брошена, с тяжелым жерновым камнем на шее, в темную глубь другого, более глубокого, озера «Поганого».

Водяной

Водяной. Рисунок XIX века

На всем пространстве Великой России попали в сильное подозрение и приобрели добрую и худую славу, в особенности, небольшие; но глубокие озера, нередко в уровень наполненные темной водой, окрашенной железною закисью. Он к обилуют подземными ключами и теми углублениями дна, в форме воронки, которые образуют пучины, где выбиваются воды из бездны, или поглощаются ею. Темными ночами, в одиночестве, к таким водоемам никто не решается подходить. Многим чудится тут и громкое хлопанье, точно в ладоши, и задавленный хохот, подобно совиному, и вообще, признаки пребывания неведомых живых существ, рисующихся напуганному воображению в виде туманных призраков. А так как этому воображению не указано предельных рамок, то и те светлые озера, которые очаровывают своими красивыми отлогими или обсыпчатыми, крутыми берегами, привлекательные веселым и ласкающим видом, не избавлены также от поклепов и не освобождены, в народном представлении, от подозрений.

Во многих из них все, начиная от чрезвычайных глубин, от разнообразной игры в переливах света и причудливых отражений на ясной зеркальной поверхности, – настраивает послушное воображение на представление картин в виде следов исчезнувших селений и целых городов, церквей и монастырей. С образца и примера четырех библейских городов, погребенных за содомские грехи в соленых водах Мертвого моря, народная фантазия создала несколько подобных легенд о наших русских озерах. И у нас, как и у других народов, оказались такие же подземные церкви и подводные города. Так что, в этом отношении, французская Бретань ничем не отличается от русской Литвы. Во французской Бретани, в незапамятные времена, поглощен морем город Ис, и рыбаки, во время бури, видят в волнах шпицы церквей, а в тихую погоду слышится им, как бы исходящий из глубины, звон городских колоколов, возвещающих утреннюю молитву.

«Мне часто кажется, что в глубине моего сердца (пишет Эрнест Ренан) находится город Ис, настойчиво звонящий колоколами, приглашающими к священной службе верующих, которые уже не слышат. Иногда я останавливаюсь, прислушиваясь к этим дрожащим звукам, и мне представляются они исходящими из бесконечной глубины, словно голоса из другого мира. В особенности, с приближением старости мне приятно, во время летнего отдыха, представлять себе эти далекие отголоски исчезнувшей Атлантиды».

vodianoy88

В 30 верстах от гродненского Новогрудка разлилось небольшое озеро (версты на две в диаметре) по имени Свитязь – круглое, с крутыми береговыми скалами, поглотившее город того же имени за грехи жителей, нарушивших общеславянскую заповедь и добродетель гостеприимства (они не принимали путников, и ни один из таковых в их городе не ночевал). Поэт Литвы Мицкевич вызвал из недр этого озера поэтический образ женщины («Свитезянки»), превратившейся, подобно жене Лота, в камень за такое же нарушение обещания не оглядываться назад после выхода из города, обреченного на гибель. Еще в 50-х годах прошлого столетия виден был в этом озере камень, издали похожий на женщину с ребенком, но теперь он затоплен водой и рвет у неосторожных рыбаков сети. Подобными, провалившимися церквами, вообще, богат весь болотистый и лесистый северо-западный край. В Литве провалился город Рай в окрестностях целебного местечка Друскеник. Белорусские провалы представляют существенные затруднения для учета всех тех жилых мест и Божьих храмов, которые поглощены водой и скрыты в озерах. Оттуда также слышатся и костельные звоны и церковное пение, игум и людской гомон многолюдных площадей; на поверхность воды временами выплывают св. кресты и книги, Евангелия и т. п.

В Керженских заволжских лесах, некогда знаменитых в истории нашего раскола, в 40 верстах от г. Семенова, близ села Люнды (оно же и Владимирское) расположилось озеро «Светлоярое», на берега которого в заветные дни (на праздники Вознесения, Троицы, Сретения и чествования имени Владимирской Божьей Матери, (с 22 на 23 июня) стекается великое множество богомольного люда (особенно на последнюю из указанных ночь). Напившись святой водицы из озера, которое неустанно колышется, и отдохнув от пешего хождения, верующие идут с домашними образами, со старопечатными требниками и новыми псалтирями, молиться к тому холму (угору), который возвышается на юго-западном берегу озера.

Разделившись в молитве на отдельные кучки, молятся тут до тех пор, пока не одолеет дремота и не склонит ко сну. На зыбких болотистых берегах вкушают все сладкий сон, – с верою, что здешняя трясина убаюкивает, как малых детей в люльке, и с надеждою, что, если приложить к земле на угоре ухо, то послышится торжественный благовест и ликующий звон подземных колоколов. Достойные могут даже видеть огни зажженных свеч, а на лучах восходящего солнца отражение тени церковных крестов. Холм и вода скрывают исчезнувший православный город «Большой Китеж», построенный несчастным героем Верхнего Поволжья, русским князем Георгием Всеволодовичем, убитым (в 1238 г.) татарами в роковой битве на реке Сити, закрепостившей Русь татарам. Когда, по народному преданию, безбожный царь Батый с татарскими полчищами разбил князя, скрывавшегося в Большом Китеже, и убил его (4 февраля), Божья сила не попустила лихого татарина овладеть городом: как был и стоял этот город со всем православным народом, так и скрылся под землею и стал невидимым, и так и будет он стоять до скончания века.

Еще более странными верованиями, ввиду редких и любопытных явлений природы, поражает громадная страна, занявшая весь северо-запад России и известная под именем «Озерной области».

Здесь непокоренная, дикая и своевольная природа представляет такие поражающие и устрашающие явления, объяснение которых не только не под силу младенчествующему уму, но которые заставляют довольствоваться догадками и предположениями даже развитой и просвещенный ум. Среди олонецких озер существуют, например, такие, которые временно исчезают, иногда на долгие сроки, но всегда с возвратом всей вылившейся воды в старую обсохлую котловину. В одном озере (Шимозере, в 10 кв. верст величины, и до 4 саж. глубины) вся вода исчезает так, что по пустынному полю, бывшему дном, извивается только небольшой ручей, продолжающий течь и подо льдом. Пучина другого озера (Долгого) никогда не усыхает окончательно, как в первом, но вода и здесь убывает значительно; к Рождеству лед садится прямо на дно, образуя холмы, ямы и трещины; весной вода наполняет озеро, переполняет его и затем начинает показывать новое чудо – течение обратное. Вода третьего озера (Куштозера), высыхая, уводила с собой куда-то и рыбу, доходящую в озере до баснословных размеров. Рыба снова возвращалась сюда, когда с проливными осенними дождями озеро снова наполнялось водой в уровень с высокими берегами, а иногда и выше, до горной гряды, окаймляющей озерную котловину. Четвертое озеро (Каннское) высыхало так, что дно его казалось дикой степью: люди ходили здесь как по суше. Однажды, два года кряду, крестьяне косили здесь сено и довольно удачно сеяли овес.

Эти, в высшей степени любопытные, явления, несомненно ждут еще научного объяснения, хотя и теперь известно, что они зависят от строения известковых горных пород, господствующих в этом краю, – и от существования подземных рек, следы которых ясно уловлены, и скрытое подземное течение ясно доказано. Видимые следы их обнаружены через те провалы, которые зачастую здесь появляются, и известны под именем «глазников» или «окон». Сверх того, скрытое под землей, пребывание этих рек доказывается тем, что на тех местах, где, выщелашиваясь, оседает земля и образует пустоты, выступают на поверхность маленькие озера. В других случаях та же река выходит в виде огромных размеров родника (до 10 саж. в диаметре), никогда не замерзающего, а вода бьет струей, напоминающей клубы дыма из большой пароходной трубы.

Как же объяснить подобные загадочные явления темному уму, воспитанному на суевериях, если не призвать на помощь нечистую силу? И народ наш так и делает.

В Олонецком краю, богатом до чрезмерного избытка бесконечной цепью озер, имеются такие, где, заведомо всем окрестным жителям, поселился водяной. И слышно его хлопанье в ладоши, и следы свои на мокрой траве он оставляет въяве, а кое-кто видал его воочию и рассказывал о том шепотком и не к ночи. Тихими лунными ночами водяной забавляется тем, что хлопает ладонями по воде гораздо звончее всякого человека, а когда рассердится, то и пойдет разрывать плотины и ломать мельницы: обмотается тиной (он всегда голый), подпояшется тиной же, наденет на вострую голову шапку из куги (есть такое безлистное, болотное растение, которое идет на плетушки разного рода и сиденья в стульях), сядет на корягу и поплывет проказить. Вздумается ему оседлать быка или корову, или добрую лошадь, считай их за ним: они либо в озерных берегах завязнут, либо в озерной воде потонут. Водяному всякая из них годится в пищу. Один олонецкий водяной так разыгрался и разбушевался, что осмелился и над людьми вышучивать свои злые проказы: вздумает кто в его озере искупаться – он схватит за ногу и тащит к себе в глубь омута на самое дно. Здесь сам он привычно сидит целыми днями (наверх выходит лишь по ночам) и придумывает разные пакости и шалости.

Жил он, как и все его голые и мокрые родичи, целой семьей, которая у этого олонецкого водяного была очень большая, а потому он, как полагают, больше всех товарищей своих и нуждался в свежих мертвых телах. Стал окрестный народ очень побаиваться, перестал из того озера воду брать, а наконец и подходить близко к нему, даже днем. Думали-гадали, как избавиться, и ничего не изобрели. Однако, нашелся один мудрый человек из стариков-отшельников, живших в лесной келейке неподалеку. Он и подал добрый совет: «Надо, говорит, иконы поднять, на том берегу Миколе-угоднику помолиться, водосвятной молебен заказать и той святой водой побрызгать в озерную воду с кропила». Послушались мужички: зазвонили и запели. Впереди понесли церковный фонарь и побежали мальчишки, а сзади потянулся длинный хвост из баб и рядом с ними поплелись старики с клюками. Поднялся бурный ветер, всколыхнулось тихое озеро, помутилась вода – и всем стало понятно, что собрался водяной хозяин вон выходить. А куда ему бежать?

Если на восход солнца, в реку Шокшу (и путь недальний – всего версты две), то как ему быть с водой, которая непременно потечет за ним следом, как ее поднять: на пути стоит гора крутая и высокая? Кинуться ему на север в Оренженское озеро – так опять надо промывать насквозь или совсем взрывать гору: водяной черт, как домосед и малобывалый, перескакивать через горы не умеет, не выучился. Думал было он пуститься (всего сподручнее) в Гончинское озеро по соседству, так оттуда именно теперь и народ валит, и иконы несут, и ладаном чадят, и крест на солнышке играет, сверкая лучами: страшно ему и взглянуть в ту сторону. «Если (думает он) пуститься смаху и во всю силу на реку Оять (к югу), – до нее всего девять верст, – так опять же и туда дорога идет по значительному возвышению: сидя на речной колоде, тут ие перегребешь». Думал-думал водяной, хлопал голыми руками по голым бедрам (все это слышали) и порешил на том, что пустился в реку Шокшу. И что этот черт понаделал! Он плывет, а за ним из озера целый поток уцепился, и вода помчалась, как птица полетела, по стоячим лесам и по зыбучим болотам, с шумом и треском (сделался исток из озера в реку Шокшу). Плывет себе водяной тихо и молча, и вдруг услыхали все молельщики окрик: «Зыбку забыл, зыбку забыл!». И в самом деле – увидали в одном куту (углу) озера небольшой продолговатый островок (его до сих пор зовут «зыбкой водяного»). Пробираясь вдаль по реке Шокше, водяной зацепился за остров, сорвал его с места, тащил за собой около пяти верст, и успел сбросить с ноги лишь посередине реки. Сам ринулся дальше, но куда – неизвестно. Полагают, что этот водяной ушел- в Ладожское озеро, где всем водяным чертям жить просторно повсюду и неповадно только в двух местах, около святых островов Коневецкого и Валаамского. Тот же остров, что стащил водяной со старого места, и сейчас не смыт, и всякий его покажет в шести верстах от Виницкого погоста, а в память о реке Шокше его зовут Шокшост-ровом. С уходом того водяного, стал его прежний притон всем доступен. Несмотря на большую глубину озера, до сих пор в нем никто еще не утонул, и назвали это озеро Крестным (Крестозером) и ручей тот, проведенный водяной силой, Крестным.

Водяной находится в непримиримо враждебных отношениях с дедушкой домовым, с которым, при случайных встречах, неукоснительно вступает в драку. С добряками-домовыми водяные не схожи характером, оставаясь злобными духами, а потому всеми и повсюду причисляются к настоящим чертям. Людям приносят они один лишь вред и радостно встречают в своих владениях всех оплошавших, случайных и намеренных утопленников (самоубийц). На утопленницах они женятся, а еще охотнее на тех девицах, которые прокляты родителями,

В выборе мест для жительства, водяные неразборчивы и, вместо чистых и прозрачных озерных пучин, охотно селятся в реках, причем из рек предпочитают те, которые прорезаются сквозь непроницаемые чащи еловых боров и тихо, медленно пробираются в низменностях и впадинах. Сюда, сквозь сеть сплетшихся корней, никогда не проникают солнечные лучи; здесь опрокинутые в воду деревья бурелома никем не прибираются и никому не нужны. Они или образуют естественные мосты, или – самородные плотины, а между ними получаются тс глубокие, обрывистые омуты, какие намеренно устраиваются около мельниц. Тут любят водиться крупные щуки, и нередко приселяются речные богатыри, придорожные разбойники, усачи-сомы. Не брезгуя ни лесными, ни мельничными омутами, водяные духи предпочитают, однако, «пади» под мельницами, где быстрина мутит воду и вымывает ямины, Под мельничными колесами они будто бы обыкновенно любят собираться на ночлег. В это-то время ловкие и зоркие мельники видали духов в человеческом образе с длинными пальцами на ногах, с лапами вместо рук, с двумя, изрядной длины, рогами на голове, с хвостом назади, и с глазами, горящими подобно раскаленным угольям (это в Смоленской губ.). Во Владимирской губ. водяного знают седым стариком; в Новгородской (Черепов, у.) видали его в виде голой бабы, которая, сидя на коряге, расчесывала гребнем волосы, из которых бежала неудержимой струей вода. У нологжан (напр., Никольского у.) водяные духи, имея человеческий вид, обросли травой и мохом и росту бывают очень высокого, а в Грязовецком уезде – они черные, глаза у них красные, большие, в человеческую ладонь, нос величиной с рыбацкий сапог; в Кадниковском видали духа в виде толстого бревна, с небольшими крыльями у переднего конца, летящим над самою водою. У орловского водяного борода зеленого цвета, и только на исходе луны – белая, седая; волосы точно так же длинные и зеленые.

Из воды, в этих местах, он показывается только по пояс и очень редко выставляется и выходит весь. Ярославский водяной (в Пошехонье) любит гулять по берегу, наряжаться в красную рубаху; уломский водяной (Новгород, г.) несколько раз уличен был самовидцами в том, что прикидывался иногда свиньей, В вологодских реках водяной принимает иногда вид и образ громадной рыбы (пудовой щуки), одетой моховым покровом, которая, в отличие от всех рыбных пород, при плавании держит морду обычно не против течения, а по воде. Раз видели такую рыбу крылатой (в Двинской волости), видели все до единого, и ни один человек не дерзал к этой реке подходить. Нашелся, однако, смельчак, который и разобрал, в чем дело: оказалось, что ястреб вонзился когтями в огромную щуку и столь глубоко и крепко, что не мог их вытащить из рыбьей спины в то время, когда погружался в воду. Там он захлебнулся и погиб, а затем, мертвым телом, с распростертыми в предсмертных судорогах крыльями, закоченел и стал появляться таким образом на щуке под водою и над водою. В Тульской губ. (в Одоевском у.) в зарослях реки Упы (около села Анастасова) поселилась птица, водяной бык, или выпь, невиданная здесь до тех пор и неслыханная. Не было сил разуверить крестьян в том, что этот ночной рев. похожий на рев коровы, не производит водяной черт, а издает птица, во время сидки на яйцах…

Недоброжелательство водяного к людям и злобный характер этого беса выражается в том, что он неустанно сторожит за каждым человеком, являющимся, по разным надобностям, в его сырых и мокрых владениях. Он уносит в свои подземные комнаты, на безвозвратное житье,, всех, кто вздумает летней порой купаться в реках и озерах, после солнечного заката, или в самый полдень, или в самую полночь. (Эти «дневные уповоды» считает он преимущественно любимыми и удобными для проявления своей недоброй и мощной силы.) Кроме того, на всем пространстве громадной Великороссии, он хватает цепкими лапами и с быстротой молнии увлекает вглубь всех забывших, при погружении в воду, осенить себя крестным знамением. С особенным торжеством и удовольствием он топит таких, которые вовсе не носят тельных крестов, забывают их дома или снимают с шеи перед купанием. Под водой он обращает эту добычу в кабальных рабочих, заставляет их переливать воду, таскать и перемывать песок и т. д. Сверх того, водяной замучивает и производит свои злые шутки с проходящими, забывшими перекреститься во время прохода нечистых мест, где он имеет обычай селиться и из водных глубин зорко следить за оплошавшими. Таких «поганых» мест много, в лесистых местностях северной России, и почти все они известны там наперечет.

Кровоподтеки, в виде синяков на теле, раны и царапины, замечаемые на трупах вынутых из воды утопленников, служат наглядным свидетельством, что эти несчастные побывали в лапах водяного. Трупы людей он возвращает не всегда, руководясь личными капризами и соображениями, но трупы животных почти всегда оставляет для семейного продовольствия.

Хорошо осведомленные люди привычно не едят раков и голых рыб (вроде налимов и угрей), как любимых блюд на столе водяного, а также и сомовину за то, что на сомах, вместо лошади, ездят под водой эти черти.

Как и вся бесовская сила, водяные любят задавать пиры, и на них угощать родичей из ближних и дальних омутов, и вести сильные азартные игры.

Так известен рассказ о том, как куштозерский водяной князь связался на азартной игре в кости с могучим царем таких больших владений, как озеро Онего. Для этого богача и риск был нипочем, и в игре он был искуснее, и потому захолустный царек-князек проигрывался всякий раз, как только снимался играть с могучим царем на крупных ставках. Все такие ставки обыкновенно кончались тем, что проигрывал он и воду, и рыбу, а затем и себя самого кабалил. Проигравшись в пух, он и уходит к царю Онегу зарабатывать проигрыш и живет у него в батраках, пока не очистится. Когда же исполнится договорный срок, он возвращается в свое логовище с водой и обзаводится новой рыбой.

По известиям из черноземных мест Великороссии (губ. Калужской, Рязанской, Тульской и др.), водяные, для своих пиров, имеют хрустальные палаты. Орловцы прибавляют еще, к прочим украшениям хрустального дворца, золото и серебро из потонувших судов, и камень «самоцвет, ярче солнца освещающий морское дно.

Никогда не умирая, водяные цари, тем не менее, на переменах луны изменяются: на молодике они и сами молоды, на ущербе превращаются в стариков. Около Орла поговаривают о библейских фараонах, потопленных в Черном море; им тоже указано жить в воде, мо, в отличие от бесов, они должны умирать, а при жизни неизменно оставаться в одном и том же образе: в человеческом туловище, но с рыбьим хвостом, «место ног. Наоборот, водяные северных холодных лесов, чумазые и рогатые, вместо всяких хрустальных палат с серебряными полами и золотыми потолками, довольствуются песчаным полом обширных водоемов.

Подобно тому, как плотникам не мешает дружба с домовым, а для охотников обязательна связь с лешими, с водяным также приходится людям входить в ближайшие сношения, находиться в подчинении у них и заискивать.

От водяных чертей доводится терпеть и всего больше страдать, конечно, мельникам, хотя шутки шутят они и над рыбаками, и над пчеловодами. Привычные всю свою жизнь иметь дело с водой, мельники достигают таких удобств, что не только не боятся этих злых духов, но вступают с ними в дружеские отношения. Они живут между собой согласно, на обоюдных угождениях, руководясь установленными приемами и условленными правилами.

Пословица говорит, что «водой мельница стоит, да от воды и погибает», а потому-то все помыслы и хлопоты мельника сосредоточены на плотине, которую размывает и прорывает не иначе, как по воле и силами водяного черта. Оттого всякий день мельник, хоть дела нет, а из рук топора не выпускает и, сверх того, старается всякими способами ублажить водяного по заветам прадедов. Так, например, упорно держится повсюду слух, что водяной требует жертв живыми существами, особенно от тех, которые строят новые мельницы. С этой целью, в недалекую старину, сталкивали в омут какого-нибудь запоздалого путника, а в настоящее время бросают дохлых животных (непременно в шкуре). Вообще, в нынешние времена умиротворение сердитых духов стало дешевле: водяные, напр., довольствуются и мукой с водой в хлебной чашке, и крошками хлеба, скопившимися на столе во время обеда и т. п. Только по праздникам они любят, чтобы их побаловали водочкой. Сверх этих обычных приемов задабривания водяных, многие мельники носят при себе шерсть черного козла, как животного, особенно любезного водяному черту. Осторожные и запасливые хозяева, при постройке мельницы, под бревно, где будет дверь, зарывали живым черного петуха и три «супорыжки», т. е. стебля ржи, случайно выросших с двумя колосьями; теперь с таким же успехом обходятся лошадиным черепом, брошенным в воду с приговором. В тех же целях, на мельницах все еще бережно воспитываются все животные черной шерсти (в особенности петухи и кошки). Это – на тот случай, когда водяной начнет озлобленно срывать свой гнев на хозяев, прорывая запруды, и приводя в негодность жернова: пойдет жернов, застучит, зашепчет да и остановится, словно за что-нибудь задевает.

Удачи рыболовов также находятся во власти водяных. Старики до сих пор держатся двух главных правил: навязывают себе на шейный крест траву Петров крест, чтобы не «изурочилось», т. е. не появился бы злой дух и не испортил всего дела, и из первого улова часть его, или первую рыбу кидают обратно в воду, как дань и жертву. Идя на ловлю, бывалый рыбак никогда не ответит на вопрос встречного, что он идет ловить рыбу, так как водяной любит секреты и уважает тех людей, которые умеют хранить тайны. Некоторые старики-рыболовы доводят свои угождения водному хозяину до того, что бросают ему щепотки табака («на тебе, водяной, табаку: давай мне рыбку») и, с тою же целью подкупа, подкуривают снасть богородской травкой и т. д.

А затем и у рыбаков, как и у охотников, сохраняется множество рассказов о неудачных встречах с водяными, о шутках, проказах этих духов и т. п.

Пчеловоды поставили свое чистое дело – уход за прославленной «Божьей угодницей»-пчелкой – также в зависимость от водяного и исстари придерживаются обычая кормить его свежим медом и дарить воском, понемногу из каждого улья, накануне Спасова дня (Преображения Господня), ночью, до петухов. Точно так же об ту же пору пчеловод несет первый рой или «первак» в пруд или болото, и там его топит. При этом он судит так, что когда водяному станет в воде душно, – он ломает лед, вода прибывает, делается разлив. Такой разлив, хотя, быть может, и не затопит пчельника, да худо уже то, что накопляется в воздухе излишняя сырость, а она-то и составляет для пчелок сущую погибель, неустранимое несчастье: ко всему выносливо божье созданьице, но нескольких капель косого дождя достаточно для того, чтобы погиб целый улей. Опасливые суеверы из пчеловодов не задумываются бросать водяному сот с медом первой нарезки фунтов по 5-10 зараз. В награду за такие подарки водяной дает кукушку и приказывает хозяину пчел посадить эту птицу в отдельный улей и поставить его где-нибудь в сторонке, чтобы никто не видал и не открывал. Если кто этот улей откроет, то пти ца улетит, а за нею улетят и все пчелы. При этом знающие люди толкуют, что мед от таких пчел, которых напускает водяной, будет плохой на вкус и не столь сладкий, и соты не такие, как у настоящих пчел: у этих луночки в сотах выходят крестиками, а пчелы водяного строют соты кружочками.

Кроме услуг профессионального характера, водяные бывают полезны и в некоторых других случаях. Так, например, для того, чтобы отыскать местонахождение тела утопленника и исхитить его из объятий водяного, достаточно пустить на воду деревянную чашку с тремя восковыми свечами, прикрепленными по краям: погрузившись, она останавливается – и всякий раз над тем местом, где лежит утопленник. Это поверье лишний раз доказывает, насколько еще существенна и жива в народе вера в водяного и могуществен беспричинный страх, порождаемый этой верой. Водяной, подобно всем духам из нечисти, не только «дедушко», как привычно зовут его, но и подлинный «пращур», каковым имеет он бесспорное право считаться.

Впрочем, подобно тому, как с истреблением лесов, ослабевает вера в леших, и за справками о них приходится обращаться уже на далекие окраины, в темные вологодские сюземы и непролазные костромские раменья, – так и с высыханием рек и осушением болот, постепенно тускнеет образ водяного: начавшиеся среди водяных предсмертные беспокойства выражаются пока в переселениях, или переплывах из святых озер в поганые. Но для них все же еще много остается приволья и простора в громадной озерной олонецкой стране и в тех неодолимых болотах, которые разлеглись во множестве мест громадными площадями, составляющими целые страны, подобно белорусскому Полесью, вятскому Зюздинскому краю, и т. д. Здесь, в удобных местах, живут не по одному, а даже по нескольку водяных вместе. Кругом же и около, вблизи и вдали, остаются все те же мыслящие живые люди, неспособные в своих верованиях отрешиться от тех вещественных и материальных образов, которые рисует им воображение, ограниченное лишь пятью чувствами.

С.В.Максимов. Нечистая, неведомая и крестная сила. 1903 год. Издательство: С.-Петербург. Товарищество Р.Голике и А.Вильборг

rus.ruolden.ru


Смотрите также