Мангистау вода. Полуостров Мангистау или вода в пустыне, 26.04-03.05.2015 - Дорога между водой и стеной

Полуостров Мангистау или вода в пустыне, 26.04-03.05.2015 - На плоском дне ущелья. Мангистау вода


Полуостров Мангистау или вода в пустыне, 26.04-03.05.2015

mDSC_3283.jpgШайыр известен как поселок на источниках. Даже со спутника хорошо видно, что сквозь поселок протекает несколько ручейков. С улиц Шайыра открывается вид на огромный сор-солончак на просторе низины, затопляемый водой как раз из тех самых источников в Шайыре и его окрестностях - в том числе и грунтовыми водами из ущелья, которое я исследовал в прошлой части. Однако, как я писал ранее, казахи своеобразно относятся к воде. В связи с этим все ручейки в поселке походили скорее на мусорные канавы, дна не было видно (жалею, что не догадался сфотографировать). При том, что в целом поселок был чистым. На фотографии - центральный перекресток. Левее розового здания спрятался белый продуктовый магазин - он-то мне и нужен.
mDSC_3213.jpg

Шайыр был на моем маршруте реперной точкой, весьма знаковой - это последнее место, откуда я бы мог уехать в Актау с ветерком на какой-нибудь попутке. И как ни как в Шайыре у меня середина пути, воду я уже почти всю выпил - пора было снова загрузить рюкзак. Впрочем, пара бутылок осталась. Но я не стал жадничать, и купил так, чтобы воды у меня стало столько, сколько было при старте с Сай-Утёса. Еще взял два сникерса. На этом мои деньги закончились, точнее закончились все тенге. Остались лишь доллары - с помощью них я и планировал выбраться из Форта Шевченко. Так что всё, полная автономка, никаких вам магазинов. Загрузившись, я выехал с площади и свернул по асфальту на запад. В конце концов асфальт стал мне не по пути - дорога уходила на перевал через горы Каратау. Мне же нужно было оставаться на своей стороне от гор, следуя между горами и солончаком. В районе свалки, что на окраине Шайыра, я свернул на полевую дорогу, которая шла в верном направлении. Ориентироваться было не сложно - вся местность была на ладони. Да и деться мне было некуда - слева горы, справа солончак. Главное - выбрать ту колею, которая поровнее.

mDSC_3214.jpg

Дорога шла с легким уклоном вниз, и наконец спустилась на уровень солончака. Здесь я пересек еще одну речку, текущую со стороны гор Каратау. Вдали было видно, что в районе истока этой речки находится оборудованное место, видимо это известный родник. В месте же пересечения с дорогой речка была уже не столь почитаема, и потому завалена различным хламом (смотреть сырой вариант приведенной ниже фотографии).

mDSC_3217.jpg

К самой воде солончака я изначально подъехать не надеялся - картина напоминала сор Тузбаир, а там воды достигнуть было невозможно. Но в одном месте я обратил внимание, что в водное пространство вдается загибающийся мыс, довольно возвышенный. По совпадению, приблизительно в сторону этого мыса ответвлялась слабо накатанная колея. Что ж, стоило съездить.

mDSC_3220.jpg

Просоленная глина была вполне проходима. Рядом было видимо устье той речушки, которую я пересек недавно. В ровной поверхности рисовались ложбины руслового происхождения, заполненные прозрачной водой. Чем-то это напоминало Эльтон, а чем-то - реки, впадающие в Тузбаир.

Наконец, я зашел на сам мыс. К счастью, как ни старались мусорщики из Шайыра, прибрежная полоса солончака была на вид чистой. По поверхности мыса мне гулялось своеобразно, глина была сухой и очень рыхлой, вроде пыли. Сама вода не имела глубины как таковой - уровень воды по сути совпадал с уровнем дна. За тысячи лет ветер, гоняя воду туда-сюда, выровнял дно в абсолютную плоскость.

На последнем фото сверху на заднем плане - горы Каратау. Дорога шла дальше, через километров 7 вода в солончаке исчезла. Верблюды сменились лошадьми, а на земле их сопровождали священные поедатели лошадиного навоза.

mDSC_3245.jpg
mDSC_3254.jpg

Еще через 5 километров вода в солончаке снова появилась. Пить ее конечно нельзя, но все равно приятно. На спутниковой карте хорошо видно, как солончак разделен на два "водоема". Я попал в эти края в относительно влажный период, но неоднократно попадающиеся в кадрах колеи, идущие по воде, говорят о том, что дно недавно было сухим. Живности в пустыне было относительно мало. Ветер продолжал быть попутным.

mDSC_3257.jpg
mDSC_3259.jpg

Встретилось небольшое мусульманское кладбище из могил-домов, а за ним - небольшой скотоводческий хутор, сочетавший в себе старой постройки круглый загон, и небольшую солнечную электростанцию. Россиянами в основном солнечные батареи воспринимаются как предмет роскоши и как малодоступные высокие технологии, но в странах, богатых солнцем, солнечные батареи существуют в порядке вещей. В частности, в Монголии мне такое попадалось в городке Буянт.

mDSC_3261.jpg

Довольно долго я уже ехал по сухой дороге, и вот попался небольшой ручеек. Ручеек терялся практически прямо на дороге, а начинался из небольшого родничка. Вода в источнике была явно соленой. Сзади через холм была прокопана какая-то канава, к счастью не повлиявшая на поток воды. Животные пьют и такую воду, соленую.

mDSC_3263.jpg
mDSC_3266.jpg

Наконец мне попалась местная ящерица. Раньше видел ее только на фотографиях. Самому же удалось снять ее лишь один раз - сейчас. Ящерки эти очень проворны, поймать их сложно. Особенно в жаркую погоду, когда у этих животных реакция значительно ускоряется.

mDSC_3276.jpg
mDSC_3269.jpg

Солончак к тому времени закончился, началась некая переходная зона, и дорога повернула от гор. Эта самая переходная зона имела огромное количество кочек, из-за чего скорость моего движения упала до черепашьей. Чуть ранее я попадал на подобный участок, но думал, что он был последним. Тогда я промучался где-то с километр, после чего переехал на более пригодную параллельную дорогу. Теперь же стало еще хуже. Кочки, промоины, глубокие трещины в дороге. Варианты объезда отсутствовали. Порою приходилось слезать, так как на ходу некоторые препятствия преодолеть не представлялось возможным. Грело душу лишь то, что около 20 километров было позади, а вдали, километрах в двух-трех, виднелся конец низины, впереди были склоны. Так что я худо-бедно до них дочапал. Склоны символизировали начало так называемой "долины конкреций". Почему именно "долины" - понять сложно, потому что конкреции все находились на наклонной поверхности, с долиной имеющей мало общего. Конкреции - это шарообразные образования, образующиеся в толще подводного грунта, когда вокруг некой частицы, как вокруг ядра конденсации, начинает притягиваться и нарастать определенное вещество. Когда-то здешняя область была дном древнего моря. Сейчас моря нет, песчаник раздуло ветром, и конкреции показались снаружи. Одна из них лежала в поле, наверное кто-то прикатил. Первый шарик. Значит я на правильном пути!

mDSC_3279.jpg

Впрочем, остальные шарики уже виднелись вдали на склоне. Дорога круто поднималась наверх. Я уже порядком замотался, установилась жара, да и сама местность, где я ехал, по природе была жарким районом. Так что наверх я забирался уже из последних сил. Сказывалось к тому же и желание поспать, помнится я отложил часть ночного сна на день. Но до сна нужно было закончить с конкрециями. Погода была пока солнечная, но откуда-то появились и тучки, напомнив о том, что всё меняется. Так что нельзя было упускать момент. На первой фотографии на заднем плане - окончание хребта Западный Каратау.

Место, где обнажается коренной песчаник, напоминая застывшую тягучую массу.

mDSC_3300.jpg
mDSC_3302.jpg

Конкреции имелись на все вкусы, всех размеров и всех степеней сохранности. Самые сохранившиеся из них находятся под землей, и ждут своей очереди для выхода на поверхность. С дороги всего не увидишь. Я оставил велосипед, и пошел на поиски самой крутой конкреции.

mDSC_3303.jpg
mDSC_3327.jpg

От "леса шариков" разбегались глаза. Главное было не заблудиться, и найти свой велосипед не украденным. Некоторые конкреции были разломлены пополам так, что был шанс увидеть их ядро конденсации (или "накипания"). По теории, иногда такими ядрами становятся различные раковины, в том числе древних аммонитов. Я даже находил фотографию с такой разломленной конкрецией, где видна раковина. Но сколько ни искал сам, ничего подобного мне не попалось.

Дорога открывала коренной песчаник. Зона наибольшей плотности конкреций не так велика по площади, но самих конкреций десятки тысяч. Где-то вдали, в 20-ти километрах, находится Шайыр.

mDSC_3328.jpg
mDSC_3330.jpg

Вновь внезапным щипением обнаружила себя черепаха, вторая за поездку. Я решил сделать групповое фото с черепахой и велосипедом, и пока искал, куда прислонить велосипед, черепаха чуть не убежала. Эта черепаха уже не пряталась в панцирь. И по морде у нее видно, что недавно она ела траву. Черепаха, плывущая брассом!

mDSC_3335.jpg
mDSC_3337.jpg

Дорога, проходящая через "парк" конкреций, делала перепад высот около 80 метров, а то и больше. Забравшись почти на самый верх, я обнаружил там нечто вроде разворота для машин, приезжающих с другой стороны - в эти места иногда заезжают джипперы, а конкреции - это известная местная достопримечательность. Впереди меня ждал еще значительный путь, но с конкрециями я разобрался, и теперь мог подремать с полчасика на земле.

sebram.livejournal.com

Мангистау Википедия

Полуостров Мангышлак

Полуостров Мангышла́к (Мангистау, каз. Маңғыстау) — полуостров на восточном побережье Каспийского моря в Казахстане. Такое же название носит примыкающее к полуострову плато, восточнее переходящее в плато Устюрт. В северной части Мангышлака выделяется полуостров Бузачи, омываемый водами Мангышлакского залива, а также заливов Мёртвый Култук и Кайдак. На западе в Каспийское море вдаётся полуостров Тюб-Караган; южнее Мангышлака располагается Казахский залив. На территории полуострова располагается Мангистауская область Казахстана.

В дореволюционной России и в СССР данный регион носил название Мангышлак. В современном Казахстане с начала 1990-х используется название Мангистау.

Происхождение названия

Есть несколько версий происхождения названия полуострова:

  • «Мангышлак» — в переводе с туркменского означает «Тысяча кишлаков» (ср. азерб. Min: тысяча), у казахов же эта местность называется «Мынкыстау» — тысяча зимовий. Исторически эта местность часто переходила от туркмен к казахам, и наоборот, что подтверждают могильники с казахскими и туркменскими захоронениями вперемежку.
  • В словаре Российской империи объясняется так: «Мангышлак — зимнее кочевье менков или ногаев». (Тюркское «менк» — наименование одного из ногайских племен.)
  • Туркменский учёный К. Аннаниязов считает, что «Мангышлак» означает большой посёлок, так как «ман» переводится как большой, «гышлак» — посёлок.

История

Мангышлак имеет богатую историю. Археологами были найдены многочисленные памятники палеолита на побережье залива Сарыташ, на полуострове Тюбкараган и в долинах рек Шахбагата и Кумакапе[1]. Индустрия стоянки Шахбагата (протолеваллуа-ашель) на территории Форт-Шевченковской городской администрации имеет сходство с орудиями олдувайской культуры, индустрия стоянки Шахбагата (леваллуа-ашель I) соответствует среднему ашелю[2].

К эпохе неолита/энеолита относится стоянка Коскудук І на берегу Каспийского моря (конец V — первая половина IV тыс. до н. э.), индустрия которой имеет как архаичные типы орудий оюклинской культуры, так и материалы шебирского типа хвалынской культуры. Человеческое захоронение эпохи энеолита на стоянке Коскудук І — самое древнее в Казахстане[3][4]. В V тыс. до н. э. оюклинская культура сменилась тюлузской культурой.

На Мангышлаке находятся сакральные места некрополи более 362 суфиев, миссионеров. В большинстве это распространители Ислама в Средней Азии из рода ходжей каз. род қожа. В средние века Мангышлак и Устюрт служили воротами торгово-экономической связи между Востоком и Западом. В давние времена часть печенежских племён покинули северные территории между Аральским и Каспийским морями и пришли на Мангышлак. Позже печенегов на Мангышлаке сменили огузы. В некоторых документах их называют туркменами. Теперь живут в этих местах адаевцы.

Считается, что адаевцы ведут свой род от Адай-ата. По легенде, после ослабления центральной ханской власти в Туркестане, он решил найти себе новую родину. У него при себе было лошадь да сабля. Тогда джигит собрал удальцов, жаждущих свободу и правду, и увел их на край степи, на Мангышлак. И образовалось там новое племя гордых адаевцев — воинственных и сплоченных, где все угнетенные племена находили защиту и приют. Часть прежних туркменских племен, зависимые от хивинского хана, вошли в состав адайцев, другая часть трухменов переселилась в современный Ставропольский край.

Мангышлакский уезд прежде входил в состав Закаспийской области, затем попеременно подчинялся Астрахани, Ашхабаду, Оренбургу, входил в состав Западно-Казахстанской области, Гурьевской области. Позже образовалась Мангышлакская область.

Природа

Климат резко континентальный, крайне сухой. Рек с постоянным водотоком нет.

Мангышлак — уникальный природный заповедник. Здесь, «как в заповедной шкатулке, собран весь арсенал разнообразнейших проявлений природы пустынь» —- пишет профессор Б. А. Федорович.

Мангышлак — перспективный нефтяной район: разрабатываются нефтяные месторождения в Узене, в Жетыбае, на Каламкасе. На полуострове также обнаружены медь, марганец, фосфориты, горный хрусталь, редкие руды. Именно здесь был запущен первый в мире промышленный реактор на быстрых нейтронах. В настоящее время реактор отработал свой срок, но результаты проводимых исследований до сих пор очень важны. Сооружены уникальные опреснительные установки, дающие воду, что позволило построить на Мангышлаке прекрасный город Шевченко (ныне Актау).

Животный мир Мангышлака

На территории Мангистауской области есть все виды ландшафта. В этом удивительное отличие «полуострова сокровищ». Разнообразие почвы обусловливает формирование своеобразной флоры. На территории Мангистауской области встречаются около 263 видов растений и множество видов животных. Класс земноводные представлен одним только видом — жабой зелёной. Класс пресмыкающихся здесь включает 22 видов. На полуострове обитают 45 представителей класса млекопитающих. Здесь много птиц - целых 111 видов, включая пролетных. Из них в Красную книгу занесены фламинго, балобан, сапсан, стервятник, степной орёл, беркут, филин, джек, змееяд, чернобрюхий рябок, каравайка. В более бережном отношении нуждаются 9 млекопитающих — краснокнижников: устюртский муфлон, джейран, каракал, манул, перевязка, барханный кот, медоед, белобрюхий стрелоух, гепард.[источник не указан 1020 дней] Из пресмыкающихся в эту книгу занесён четырёхполосый полоз. Пожалуй, самый знаменитый символ Актау - каспийский тюлень. Phoca (Pusa) caspica - самый маленький тюлень в мире, эндемик Каспийского моря. Он встречается в акватории всего моря - от прибрежных районов Северного Каспия до берегов Ирана. Зимой, ранней весной и поздней осенью основная масса популяции сосредотачивается в Северном Каспии. Осенью заходит в устья Волги и Урала. Поздней весной, летом и ранней осенью тюлень находится в Среднем и Южном Каспии. По строению тела, характеру питания, образу жизни и многим морфологическим признакам каспийский тюлень отличается от других тюленей мира. К сожалению, этот уникальный вид находится на грани вымирания: за последние 100 лет его популяция сократилась на 90%. Если в начале XX века численность каспийских тюленей достигала 1 млн особей, то, по данным аэрофотосъёмок, численность животных в 1989 г. составляла около 400 тысяч особей, в 2005 г. - 111 тысяч особей, а в 2008-2009 г. г. не более 100 тысяч особей.

Целебные воды Мангышлака

На Мангышлаке находится много целебных источников: бромные, хлоридные, натриевые и другие. Есть источники похожие на мацестинские и феодосийские. Полуостров открыл богатейший набор лечебных источников, вплоть до термальных, по температуре приближающихся к уникальным камчатским.

Почему в таком засушливом месте, как Мангышлак, много различных источников? Причиной тому являются пески Сенгиркум, Бостанкум и Туйесу, тянущиеся с севера на юг на сотни километров. Пески играют роль своеобразной губки, которая впитывает в себя немногочисленные осадки, которые выпадают на полуострове. Гидрогеологи-разведчики нашли на дне громадных чаш, заполненных песком чистую пресную воду. Но этой воды всё же недостаточно. Поэтому на полуострове построили опреснительные установки, снабжающие город и область водой: пресной, технической и горячей.

Уникальные уголки полуострова

Когда-то полуостров Мангышлак называли мёртвым. «Пустыня, совершенно без всякой растительности, песок да камень; хоть бы деревце —- ничего нет…» —- писал украинский поэт Т. Г. Шевченко. Климатические условия края суровы. В летнюю пору его иссушает зной, навещают пыльные бури, а зимы холодные и вьюжные. Это, конечно, так, но на Мангышлаке есть сады и луга, необычайной красоты горы, неземные пейзажи, которые завораживают, притягивают, зовут исследователей и просто любознательных.

Голубая бухта

Полуостров Мангышлак —- это сотни километров каменистого каспийского побережья, бессчетное количество километров пустыни, но кроме этого —- это золотистые песчаные пляжи. Одна из таких жемчужин —- Голубая бухта (64-43 километр дороги на Форт-Шевченко, поворот налево и 10 километров по грунтовой дороге).

Жыгылган (Жығылған)

Гигантская котловина, это и есть Жыгылган —- Упавшая Земля, край которой почти правильная окружность диаметром не менее 10 километров. Если бы не море, с одной стороны подступающее к Упавшей Земле, это место походило бы на огромную чашу, заполненную нагромождением скал, напоминающих развалины замков, арены цирков, крепостные стены огромного разрушенного города, каменоломни. Скорее всего, причиной образования котловины являются карстовые явления, связанные с растворением природными водами горных пород (гипс, каменная соль и другие).

Некрополь Султан-эпе

Султан-эпе —- святой,суффий. По легенде однажды давным-давно отец призвал к себе сыновей. Все сразу же предстали перед отцом, вот только младший сын пришёл на зов не сразу, а через несколько дней. Рассердился отец на своего любимца. Тогда Султан-эпе поведал, что был он на далеком Каспии, где помогал попавшим в беду рыбакам, и показал спину, на которой были следы от каната. С тех пор он всегда приходит на помощь тем, кто в море терпит бедствие. Некрополь Султан-эпе. Здесь над могилами святых —- длинные деревянные шесты, по которым по преданию святые поднимаются, чтобы творить свои чудеса и помогать просящим о помощи. Люди, приходят сюда и приносят в дар духам рога архаров или привязывают на шест полоски ткани, некоторые оставляют деньги, которые могут взять дети или нуждающиеся, попросив разрешения у святого. Для этого деньги и оставляют, чтобы их использовали во благо.

Старинный некрополь Кенты-Баба

Старинный некрополь Кенты-Баба, где мемориальные памятники XV—XX веков. На территории некрополя — степная мечеть. Молитвенный камень, указывает на восток, защитным кругом уложены камни. В этом кругу путник будет чувствовать себя в безопасности в любое время года, ночью и днём он под защитой святого. Рассматриваем рисунки на стенах некрополя: здесь изображены лошади, верблюды, растительные узоры, а вот и треугольник —- один из защитных символов, оберег.

Некрополь Бекет-Ата
Подземная мечеть Бекет-ата

Некрополь Бекет-Ата — духовный, исторический и архитектурный памятник. Бекет-Ата известен как предсказатель, жил, по преданию, во второй половине XVIII века. Родился вблизи посёлка Кульсары Атырауской области, а в 14 лет пришёл он поклониться к праху почитаемого им мудреца Шопан-Ата, получить благословение. На третью ночь Шопан-Ата дал юноше наказ учиться. Отправился юноша в далекую Хиву, там, в медресе, он постигал науки. Достигнув 40-летнего возраста, стал он суфием, начал обучать детей грамоте. На своем земном пути духовный суффий Бекет-Ата прошёл немало дорог, пока вновь не прибыл в Мангыстау. Он исцелял людей: к нему приходили немощные и страдающие, он даровал им здоровье и жизненные силы. При решении спорных вопросов он проявлял мудрость, приводившую обе стороны к согласию. В своих проповедях Бекет-Ата наставлял верующих жить по правде, быть справедливым и творить добро.

Впадина Карагие

В восточной части Мангышлакского плато, примерно в 50 км от города Актау, с северо-запада на юго-восток простирается одна из самых глубоких в мире впадин с отметкой −132 м ниже океанического уровня. Образование впадины связывают с процессом выщелачивания солёных пород, с просадочными и карстовыми процессами, имевшими место на побережье Каспийского моря.

Северные Актау

Северные Актау (белые скалы 111 километр дороги на Каламкас и Каражанбас) можно определить, как «Меловые горы». Все вокруг белоснежное. Но не от палящего солнца. Эти горы сложены известняками, мергелями и белыми глинами. Ветер здесь пошалил на славу, и образовался своеобразный куэстовый тип рельефа. Вершины невысоких белых гор прорезаны оврагами и лощинами. Рассказывают, что весной во время дождя по ним сбегают бурные потоки, порой сносящие дороги и поселения, а среди причудливых камней можно найти акульи зубы и друзы полудрагоценных камней.

Шергала

Шергала (Шеркала) — одиноко стоящая гора, необычной формы, примерно в 170 километрах от города Актау, недалеко от Шетпе. Если смотреть на неё с одной стороны, гора напоминает огромную белую юрту, но с другой — Шергала походит на спящего льва, положившего свою огромную голову на лапы. Поэтому и назвали гору — Шергала, что в переводе с туркменского означает «Лев-гора» или «Львиная гора».

Вокруг Шергалы россыпь шарообразных валунов — конкреций различной величины. Многие потрескались под действием ветра. Иные небольшие конкреции лежат разбитые. Внутри — след ракушки или рыбы. Степь у подножья горы зеленеет, цветёт. Недалеко от Шергалы расположен зелёный оазис: родник и маленькая речка Акмыш.

Крупные населённые пункты

Парусная регата на Каспии

Промышленность

Ранее считалось, что главное богатство полуострова — нефть (и в степи часто можно встретить буровые вышки — в основном, нефть добывают на п-ове Бузачи и районе Нового Узеня. В советское время велись активные поиски нефти, сейчас разведанные запасы не менее активно продают иностранным концернам).

Однако бурное развитие полуострова началось в 1960-е годы с открытием месторождения урановых руд. Город Шевченко был создан как город работников Прикаспийского горно-металлургического комбината. В 1972 году был произведён физический, а в 1973-м году энергетический пуск первого в мире промышленного ядерного реактора на быстрых нейтронах - БН-350 (сейчас остановлен и готовится к консервации).

Также при СССР были созданы гиганты химиндустрии: АТЗ, ХГМЗ, ЗПМ. Все эти огромные заводы расположены в промышленной зоне.

См. также

Примечания

Ссылки

wikiredia.ru

Полуостров Мангистау или вода в пустыне, 26.04-03.05.2015

mDSC_3891.jpgЭто был последний день моего путешествия. Не помню точно, завел я будильник на 6 утра, или на 5:30, но встал я рано. Стоял густой туман. Туман пришел от моря, и меня не спасло от него даже то, что я находился в 200 метрах над уровнем воды. Вчера я лег довольно поздно, мучаясь с костром под луной - мало того, что я встал на стоянку уже в почтенных сумерках, так сразу же задул сильный ветер, создав мне определенные помехи. Туман, темень, мощная роса на палатке и на траве - вставать одним словом не хотелось, но пришлось. Туманами нас, как говорится, не напугаешь - знаю я, что пока провожусь с завтраком, туман обязательно уйдет. Хотя выглядел туман тяжелым, как огромная туча. Вскоре он действительно поднялся, и превратился в тучу. Солнце в этом помогло, но когда оно доделает свою работу, было не известно. На панораме - вид с моего места стоянки. Я стоял напротив своеобразного выреза в береговом обрыве. Происхождение у выреза было аналогично Жыгылгану - когда-то здесь тоже случился большой оползень. Но этот оползень уже старый, и с течением веков сгладился - его края даже обрывом не назовешь.

Зато теперь стало понятно, почему здесь, наверху, такая сочная растительность. Думается мне, туманы с моря здесь не редкость весной, они дают много влаги, компенсируя недостаток дождей. Начало сегодняшнего дня напоминало мне вчерашний день - опять мокрая трава, ноги все вымокли снова. Но пока я начинал движение, погода дала понять, что отличия есть. Мне оставалось проехать по верху совсем немного, чтобы упереться в огромный овраг, в устье которого стоит разрушенная деревня Канга. Близ устья овраг настолько широк, что и на овраг не похож - но спутниковая карта дает подсказки. В одной из ветвей этого оврага находится круглогодичный источник, благодаря которому Канга и известна. От Канги до Форта Шевченко расстояние чуть более 30 километров, при желании его можно пройти пешком, так что беспокоиться мне было уже не о чем.

На фото сверху, правее верхушки сухого дерева, виден мыс - это устье русла оврага. Подобных оврагов на полуострове Тюб-Караган (на котором я теперь нахожусь) имеется цела серия, их русла в основном никогда не наполняются водой - это скорее остатки древних речек, текших в ледниковый период. Хотя на некоторых участках русел в некоторых оврагах в некоторые годы вода может появляться. Начали показываться просветы в облаках, один из просветов упал в аккурат на деревню Канга, напоминающую на кадре древний град Иерусалим.

Наконец, я достиг спуска дороги вниз. Перед тем, как спуститься, я подумал сделать кадры оставшейся сзади береговой линии, в связи с чем оставил велосипед на краю дороги, и пошел прогуляться вдоль обрыва до подходящей точки. В это время снизу на подъем пошла машина. Я побежал назад, чтобы водитель не принял мой велосипед за бесхозный, и в итоге мы встретились в одной точке. Оказалось, водитель машины - житель Канги. Смуглый казах, видно, что пастух. Деревня по его словам не совсем заброшена - есть пара жилах домов в самой Канге, и еще один на отшибе. Живет водитель в Канге еще с тех времен, когда деревня была полностью жилой. Долго болтать он не стал - только по делу рассказал, и поехал дальше. А я, скрипя сердцем насчет потерянной высоты, преодолел затяжной спуск. Погода совсем распогодилась, и пользуясь случаем, я приблизился к морю. Вот они, трудные дороги, ползущие внизу по приморской глине. Море теперь хотя бы синее.

mDSC_3768.jpg
mDSC_3773.jpg

Преодолев русло оврага, рядом с которым стоял как раз один из жилых домов (тот, что на отшибе), и глянув издали на разрушенную деревню, я свернул на дорогу, идущую по оврагу на подъем. Эта дорога была накатанной, и вела к источнику. Подняться пришлось прилично. Через пару километров от оврага ушло ответвление, почти в корне которого была старая, уже частично прорванная плотина, и небольшой прудик. Этот пруд подпитывался водой источника, дальше плотины вода уже не текла. У плотины стоял пастух со стадом овец - очевидно, второй житель Канги. Из пруда громко квакали лягушки, точнее жабы. Так как единственное земноводное Мангистаузской области - это жаба зелёная, вид можно было угадать вслепую лишь по наличию кваканья.

Автодорога же проходила верхом, и заканчивалась у еще одного пруда, следующего в каскаде. Там уже был тупик с раскатанным разворотом. Имелась табличка с экологическим уклоном, памятник природы и так далее. Но по-казахски привычно всюду, а особенно в воде, валялся мусор. Мусор, как и водится, валялся не только у стоянки, но и встречался мне далее везде, до родника включительно. С фотографий я его удалил - будем считать, что когда-нибудь его и по-настоящему уберут. Велосипед пришлось оставить под деревом в надежде, что воры и вандалы в ближайшее время не намечаются. Пока я прощался с велосипедом, как раз подъехала шеренга из двух джипов - путешествия на джипах популярны в этих местах, собственно из фотоотчетов джиперов я и получил первичное представление о местности перед тем, как поехал сюда. К известному источнику, понятно, ломятся все. На панораме видно, что в пруд входят два оврага. Ручьи есть в обоих.

Тропа шла лишь вдоль одного ручья - который начинался из источника-свода. В столь южной местности ручьи не выглядят привычно каменисто-журчащими. Они скорее камышово-заболоченно-илистые. Еще бы, на такой жаре!

Сама чаша выглядела вот так. Обращен источник на север, так что солнце сюда не заходит никогда. Небольшая лужица в центре, со сводов капает вода.

mDSC_3858 Panorama.jpg

Вот с этого полукруглого слоистого контура сочится вода, откуда-то между слоев. Крутите панораму, ищите воду!

Не нашли наверное, вечно вам помогать приходится. Вот она, сама вода. Напор неплохой, в принципе можно и попить, если не боитесь подхватить друзей кишечника. По крайней мере, все отсюда набирают бутылки.

Вид снизу. Вторым кадром - животное, которое можно встретить снизу, кстати сантиметра два в длину.

mDSC_3896 Panorama.jpg
mDSC_3851.jpg

Сходил я и вдоль второго ручейка, не популярного. Так в итоге и не дошел до его истока, страшно стало за велосипед. Но в его конце чаши нет в любом случае - просто он постепенно появляется из-под земли, такое мы уже видали.

Еще одна панорама пруда. Велосипед на месте. В пруду кстати я увидел рыбу - кто-то наверное запустил ее сюда. Глубина пруда метра два-три, рыбе с головой хватит. Настало время перекусить и отдохнуть в тени. Джиперы только что уехали.

mDSC_3979 Panorama.jpg
mDSC_3987.jpg

У плотины рос саксаул. На прощанье его кадры. К 9 мая наверное бутоны распустятся, но и сейчас уже приятно посмотреть.

В нижнем пруду, к слову говоря, плавала разложившаяся туша крупного рогатого скота - я не сразу ее приметил, а только когда обходил пруд с другой стороны в поиске ракурсов. Хорошо, что головастикам есть, чем питаться. Но за памятником природы явно давно не присматривают. Пожалуй, с родником всё. Изначально я думал, что родник у меня будет основным пунктом на сегодня. Но сейчас появилась идея вернуться к морю, ведь я его еще не видел по солнечной погоде. А это целая история.

sebram.livejournal.com

Полуостров Мангистау или вода в пустыне, 26.04-03.05.2015

mDSC_2771.jpgРасскажу хоть немного про сам сор, коли уж выехал на него. Площадь этого водоема крайне непостоянна. В зависимости от осадков и от сезона вода то наступает, то отступает, то высыхает полностью. Бывает, что оказывается залитой и та дорога, по которой я еду. Непосредственно к известковым обрывам вода сейчас не подходит ни в какие годы, однако по геологическим меркам недавно (например, в последний ледниковый период) воды могло быть больше. В любом случае, обрыв - это результат подмыва плато водой сора. Водное зеркало имеет значительную площадь, но глубина у водоема почти никакая. К сожалению, зайти в воду не представляется возможным, как и подойти к берегу. Дно котловины заполнено толщей глины, которая, размокая, становится настоящей трясиной. Дорога проходит по тем же глинам, но сейчас вода отступила достаточно далеко, и глины под дорогой напротив ссохлись и превратились в плотную корку. Однако соль на колее означает, что недавно здесь была вода, а дорога была не проезжей. Если двигаться от дороги в сторону воды, глина постепенно увлажняется, и ноги начинают оставлять следы, становящиеся по мере продвижения к воде все глубже. Еще до начала нормальной видимости берега проход становится невозможным. Вода в соре горько-соленая, это бессточный водоем. Количество осадков в течение года примерно одинаково, однако испаряемость в холодный период меньше, потому сор наполняется водой в основном зимой. Котловина сора довольно глубока относительно местности, потому сор получает значительное пополнение от грунтовых вод. После моего вчерашнего путешествия по полевым дорогам я уже не понаслышке знал, что такое увязать в глине, и потому при осмотре дороги сверху опасался попасть здесь в подобный глиняный плен. Дорога действительно не всюду шла по сухой глине, но ожидаемых проблем с передвижением у меня не возникло. Хорошо, что дожди закончились до моего приезда, и за дни ясной погоды успела образоваться сухая корка.

Ну, поехали. По дороге встретился небольшой более-менее пологий участок уступа, хоть и изрезанный промоинами. Возможно, здесь тоже есть шанс забраться наверх без вертолета. Промоины напоминают аналогичные на Марсе - иногда не требуется много воды, чтобы образовалось множество русел.

mDSC_2694.jpg
mDSC_2697.jpg

На панораме - необычной текстуры гипсовые "лапы". Их гладкая поверхность исчерчена странными "хребтами", т.е. выпуклыми линиями. Текстура напоминает поверхность Европы, спутника Юпитера.

Открылся вид на верхний ярус с коричневой горой. Видно, что со стороны горы спадает овраг, но пешком до туда было прилично. Ехать на велосипеде можно было только по дороге, остальная почва была рыхлой и не пригодной для езды. Далее по пути встретились две пещеры. Следовало бы поискать в них наскальные рисунки, но мысль пришла поздно. Хорошее место для ночлега, если вы не боитесь обрушения на вас горы.

На фото выше - соленая дорога, высохшая совсем недавно. Здесь была вода сора. Почва на днище сора экстремально засолена, но растениям это не мешает. Ниже - величественные стены Тузбаира, обрывы плато Устюрт. Как мы видим, спуститься можно далеко не везде. Дорога часто срезала через сор, потому я не смог проехать вплотную вдоль всего обрыва - на пешие вылазки потребовалось бы время, которым я не располагал. Обрыв имел еще несколько вдающихся вглубь оврагов и похожих на овраги формаций, и конечно было бы интересно осмотреть их повнимательнее.

Иногда дорога шла по экстремально укатанной глине. С учетом попутного ветра, который мне пока не изменил, такой характер дороги позволял мне ехать на передачах 2-5..2-6, причем после остановок мне не составляло труда мгновенно набрать прежнюю скорость заново. Между тем, я приближался к большому повороту.

mDSC_2734.jpg

Дорога после поворота пошла в основном по старому дну сора, лишенному растительности. Полоса растительности сузилась, прижавшись к горам. Сама береговая линия также после поворота приближалась. А неприступность обрыва оставалась неизменной.

Долгожданное селфи. Рюкзак весь белый от извести. Лицо и руки я каждое утро мазал кремом от солнца, остальное тело было закрыто.

mDSC_2737.jpg

Еще одна природная скульптура. Жандармов в этой местности много, не замеченным проехать нельзя.

mDSC_2742.jpg

Близ "бюста" наверху обрыва стояла машина джипперов, которые что-то мне орали - наверное думали, как же я сюда попал. Я продолжил путь. Склоны продолжали радовать сводами, пещерами, промоинами и высохшими водопадами. Видны множественные следы от машин, но пока что ни одного ездока мне не встретилось. Многие колеи на самом деле довольно старые, какие-то из них уходят под воду сора, то есть остались еще с прошлого лета.

Соленый прибой вынес трупик вороны и часть трупика коровки.

mDSC_2754.jpg
mDSC_2755.jpg

Сухой водопад и овраг в качестве продолжения. Известняк не только вымывается водой, но и осаждается из воды обратно. Отсюда и "намёрзшие" блямбы наверху.

mDSC_2770.jpg
mDSC_2758.jpg

Я знал, что в этом месте вода подступает ближе всего к склонам, и потому здесь благоприятнее всего снимать сор сверху. Да и солнце светило нужным образом. Найдя подходящую возвышенность, я снял несколько вариаций с водой. К сожалению, воду эту трудно пощупать, и снять можно лишь издали. Хотя, если поступиться с чистотой ног, и попробовать все же прорваться к воде по колено в глине.. Проблема в том, что отмыться потом будет негде.

Но это была кульминация, потом сор неизбежно начал удаляться. Карта не обманывала - обрыв уходит своей дорогой, а береговая линия сора закругляется и поворачивает назад. Скоро водная гладь совсем скрылась из виду, хотя мне подсознательно казалось, что я продолжаю ехать вдоль воды.

mDSC_2782.jpg
mDSC_2785 Panorama.jpg

На последней фотографии запечатлен "мыс" обрыва в месте его резкого поворота. Обрыв отворачивает в противоположную сторону, окончательно расходясь с сором. Однако котловина продолжается. В этой части котловины на спутниковой карте были видны русла рек, впадающих в сор. Изучение этих рек входило в мои планы, но об этом в следующей части.

sebram.livejournal.com

Полуостров Мангистау или вода в пустыне, 26.04-03.05.2015

m_route.jpgМой план съездить в Мангышлакскую область родился путем нескольких метаморфоз. К некоторому моменту я начал понимать, что поездки вида "вода в пустыне" - это целое отдельное направление ландшафтных изысканий, с роду направлениям в культуре или музыке. Пустыня дает солнце и тепло, а вода - почву для жизни. Близ воды в пустыне много чего интересного растет, много чего прыгает и летает. Подобные сочетания я уже наблюдал в поездке на озеро Эльтон, и позже при сплаве по Ахтубе; некоторое подобие было и в Монголии, правда там уже вода со степью, и несколько иная, холодная. После этих поездок, где-то в начале зимы, у меня возникла мысль, а не продолжить ли в том же духе, и не посетить ли весной берег Аральского моря. Аральское море сильно усохло, но близ крутого и обрывистого западного берега вода ушла не далеко.

Но после подробного изучения вопроса я пришел к выводу, что те же самые пейзажи, только гораздо живее и разнообразнее, можно наблюдать не так уж далеко от Арала - на восточном берегу Каспия. Там тоже есть обрывы, тоже пустыня, но море живое, а не мертвое. Аральское море сейчас лишено привычной нам жизни из-за высокой солености - в нем сейчас обитает лишь ряд устойчивых видов, которые свойственны и другим горько-соленым озерам, и диковинкой не являются. Также мертва и береговая линия Арала - это ил, покрытый коркой соли - к воде нельзя подойти близко, разве что с погружением в илистую трясину. Хотя что-то особенное в нынешнем Арале определенно есть - но оставим его на потом. Что касается Каспия, то на его восточном берегу находятся горы Мангистау, а чуть в глубине материка есть еще одна высота - обрыв плато Устюрт.

География полуострова Мангистау на самом деле широка. Но после предварительного беглого изучения я прикинул, что все самые интересные пейзажи находятся вблизи моря, и потому недельной велопоездки будет достаточно - даже при темпе 20 километров в день я успеваю проехать кучу береговой линии и сделать всяческие крюки. Был еще конец зимы, когда я полез смотреть авиабилеты в те края. Самолет летит в город Актау, особого выбора по авиакомпаниям нет. А так как Мангышлакская область - это край добычи нефти, то и цены на билеты соответствующие. Сначала, увидев эти цены, я решил отложить поездку на следующий год, но потом обнаружил, что по воскресеньям перелет стоит в два раза дешевле. Прикинув даты, в которые природа может быть наиболее сочной, я взял билеты на последнюю неделю апреля - прилет и улет в воскресенье - и на том успокоился. Подробное планирование я отложил на период ближе к поездке, и как водится, уже во время этого планирования я обнаружил, что посмотреть в области стоит гораздо больше мест, чем было прикинуто - но неделя уже была фактом, и прибавить к ней было неоткуда.

Основным движителем расширения маршрута был сор Тузбаир. Сам по себе сор был не столь важен (сором называют заливаемый водой солончак), как его окружение. Дело в том, что напротив Тузбаира заканчивается плато Устюрт, спадая вниз двухступенчатым 300-метровым обрывом, пестрящим различными красками невиданных мною доселе осадочных пород. Тузбаир находится довольно-таки в глубине материка, что означало для меня два варианта: нужно было либо разбивать маршрут на 2 части, между которыми проехать транспортом, либо осиливать сплошной маршрут на 350 километров. Решающую роль в решении вопроса сыграло то, что в аккурат на линии между Тузбаиром и Каспием находилась горная цепь Каратау, возможность проехать вдоль которой я не мог упустить. В горах Каратау находилось множество сухих речных долин, кое-где могли быть источники. В итоге мне пришлось настраиваться на сложный отпуск, с графиком езды 60 километров в день (учитывая, что у меня было на самом деле 6 ходовых дней, а не неделя).

Полной уверенности, что получится такой темп осилить, у меня не было, но на маршруте имелись немногочисленные опорные точки, с которых можно было эвакуироваться - ЖД-станция Шетпе на середине маршрута, в крайнем случае - поселки Шайыр и Таучик, что чуть подальше (оттуда можно уехать машиной). После Таучика - "мертвая" зона до форта Шевченко, которую если уж взялся проехать, то нужно проехать, ибо на всем промежутке этого отрезка нет ни людей, ни машин, ни связи, а время будет уже жестко ограничено самолетом. Ни характер дорог (много ли песка, много ли локальных перепадов высот), ни прочие обстоятельства (жара, поломки, встречный ветер) мне не были заранее известны, так что варианты эвакуации я рассматривал не на шутку, хотя все же был настроен на успех, потому что уж очень хотелось достигнуть моря.

Что касалось конкретной реализации, то Сай-Утес в качестве старта выбран не случайно. В начало маршрута я забрасывался поездом, и был очень рад, что догадался купить билет на сайте казахских железных дорог, где он вышел раза в три дешевле, чем если его же брать на сайте РЖД. Поезд на Сай-Утес был ночным (поезд Мангышлак - Бейнэу), и хорошо стыковался с моим вечерним прилетом в аэропорт. Единственная закавыка была в том, что от Сай-Утеса до Тузбаира (до первой полезной точки маршрута) мне нужно было проехать 40 километров. Причем сама железная дорога сближалась с сором Тузбаир гораздо сильнее, но остановок в месте сближения никаких не значилось. Если бы они были, местные поезда обычно останавливаются всюду - количество их фактических остановок обычно превышает то количество остановок, до которых можно взять билет. Похоже, с остановками действительно было глухо, так как на том участке не было даже поселков. Но если выбирать из прочих равных, у Сай-Утеса было два плюса - во-первых, оттуда в сторону Тузбаира шла капитальная асфальтовая дорога (шоссе Актау - Бейнеу), а во-вторых это крупный поселок, и оттуда я могу эвакуироваться в случае, если при сборке велосипеда на станции я обнаружу, что в самолете его фатально поломали (хотя такое и маловероятно). В конце концов нужно было смириться с этими лишними 40 километрами, по хорошей горизонтальное дороге будет достаточно 3.5 часов на их преодоление - а такое время я себе позволить мог, так как поезд прибывал на Сай-Утес задолго до рассвета.

Теперь, когда план был подтвержден конкретными билетами, мне оставалось хорошенько подготовиться. Я изготовил топографические карты для GPS, покрывающие весь планируемый маршрут с запасом, и хорошенько их проверил. Планируемый темп не допускал ошибок в ориентировании, потому что не было резерва времени их исправлять. В этом случае GPS сильно спасал. Снаряжение в велорюкзак я подготовил самое легкое из того, какое было - чтобы и в самолете перевеса было меньше, и рюкзак был полегче. Вес снаряжения именно в этой поездке играл большую роль, так как необходимо было возить в рюкзаке большие запасы питьевой воды. В пустыне гарантированных родничков я не знал (на карте они были, но карта в плане родников очень быстро устаревает), зато точно знал, что в окрестностях Тузбаира, например, вся вода соленая - даже во впадающих в сор речках. Одним из радикальных решений проблемы веса и объема был отказ от тушенки в пользу заранее приготовленного и высушенного дома мяса. Я использовал куриные желудки, которые приготовил в духовке. В теории, после приготовления газ в духовке оставляется на минимальном значении, и мясо сушится пару часов, за которые сморщивается, уменьшаясь в объеме в несколько раз. Я правда поступил по-другому - вовсе забыл про мясо в духовке, и чудом про него вспомнил - но в итоге все равно вышло съедобно, хоть кое-где и пришлось отколупать пригоревший жир. После приготовления куриные желудки покромсаны руками, обваляны в соли и залиты топленым маслом, далее - упакованы в небольшие пищевые контейнеры. Вопрос приготовления еды в полевых условиях пустыни также был полуоткрытым. Рассмотрев фотографии с тех мест, я убедился, что по оврагам растут кустарники, а значит дрова есть. Овраги были и на Тузбаире, и в хребтах Каратау, и близ Каспия. Так что с газом я решил не связываться, по крайней мере решил рискнуть. Если уж совсем плохо, крупу можно "заварить" на ночь в холодной воде, а сушеное мясо съесть вприкуску - удовольствия мало, но главное - это поддержание сил и восстановление организма. Кстати говоря, куриные желудки - это один из самых подходящих продуктов - они содержат много соединительной ткани и коллагенов, а значит употребленная их биомасса идет прямиком на восстановление суставов и мышц.

Теперь, когда с пищей проблема была решена, оставалось упаковать вещи в рюкзак, и сложить велосипед для перелета. И вот, в конце дня 26-го апреля, мой самолет авиакомпании Scat пролетел над Доном и Цимлянским водохранилищем, потом над дельтой Волги и над Каспийским морем, и начал снижаться над мангышлакской пустыней.

Оглавление:

  1. Первая ступень Тузбаира
  2. Образы в известняке
  3. Вторая ступень, спуск к сору
  4. На плоском дне ущелья
  5. Дорога между водой и стеной
  6. Первые оазисы
  7. Затерянные реки
  8. Восточные Каратау
  9. Шайырское ущелье
  10. Урочище конкреций
  11. Кумакапа
  12. Не такое Каспийское море
  13. Источник в Канге
  14. Каспийское море что надо
Дополнительно:

sebram.livejournal.com

Полуостров Мангистау или вода в пустыне, 26.04-03.05.2015

mDSC_3006.jpgПосле подъема наверх дорога ветвилась на две, выбора особого не было - я взял правее, что ближе к моему курсу. В степи можно сильно не переживать - просто нужно ехать в приблизительно верном направлении, в случае чего встретятся другие дороги, с помощью которых можно будет поправить направление. Ветер был попутный, местность в основном близкая к ровной, так что ехать можно было быстро. Периодически мне попадались развилки и перекрестки, и там я сверялся с топокартой и GPS. На топокарте было обозначено некое своё множество дорог, и иногда хотелось узнать, попал ли я на обозначенную дорогу - тогда уже можно было предсказывать дальнейшее движение. Пейзаж был типичный полупустынный, пару раз встречались верблюды.
mDSC_2945.jpg
mDSC_2944.jpg

Вскоре показался и горбик на горизонте - те самые горы Каратау. Я подъезжал к хребту с торца, так что горы были видны в профиль. На одном из пересечений я решил повернуть и немного срезать, хотя и дорога отходила явно старая, частично даже занесенная песком. О своем выборе я скоро пожалел, благо на следующем пересечении я снова смог попасть на накатанную дорогу. Зато по пути мне встретилась черепаха. На полной скорости такую черепаху заметить было бы трудно, но они здесь выдают себя сами - когда прячутся в панцирь от страха, они спускают воздух, и тем самым издают резкое шипение. Довольно крупный и объемный зверь, в половину человеческой головы наверное. На последнем кадре я для сравнения размера положил ее на колесо велосипеда.

В конце концов я выехал на очень накатанную глинистую колею. Глина уже окаменела, так что я ехал на передачах 2-4 - 2-6, в зависимости от силы попутного ветра. Хребет приближался. Я заходил с северной стороны вдоль хребта, собственно так шла и дорога. Вот я миновал и точку, откуда было видно начало хребта четко по левую руку от меня. Солнце уже было близким к заходу, я тем не менее был настроен заночевать в горах. Конечно, стоял вопрос, где лучше к ним подъехать. На карте в горах были обозначены некие родники. Часто бывает, что карты в этом плане врут, но я решил попытать счастье, и нацелился на один из них. Дорога приблизилась к горам, и перестала быть такой скоростной. Появилась холмистость. Местами были песчаные заносы, местами - стиральная доска. По пути мне встретился небольшой скотоводческий хутор, около которого я распугал всех верблюдов. В том месте я немного заблудился. Ну хуторе меня тоже заметили - белый джип выехал навстречу мне незамедлительно. Ох уж эти любопытные казахи. Оказалось, хозяйничают там три парня, немного гоповатые, но в принципе при деле. Наверное, родители их туда послали "служить" на гарнизон. Пасти скот - дело не хитрое, так что возраст вступления в должность может быть довольно юным. Можно даже водить джип без прав - в степи гаишников нет. Вышли из машины, поглазели на меня, поплевали в траву, и я решил потихоньку от них поехать. Дорога перевалила за холм, и наконец, я свернул в сторону гор. Потом был еще один подъем, и я заехал за первый "гребень" гор Каратау. В промежутке между этим гребнем и следующим шло небольшое плато, и там как раз должен был быть родник. К моему удивлению, родник действительно был. Причем рядом с ним - никаких следов хозяйства: ни загонов, ни хутора. Дорога пересекала водоток. В воде рядом с дорогой валялся мусор. Мусор в родниках и пустынных речках - визитная карточка Казахстана. С этим я встречусь еще не раз. К воде казахи относятся особенно "трепетно". Хотя в целом родник был довольно чистым. Да, было туда скинуто немного проволоки и мешков, но не более того - по казахским меркам это немного. На фотографиях можете не пытаться искать мусор - мне удалось найти пару мест, где его нет.

Зрителю может показаться, что вода мерзкая, мутная, и с тиной - но на самом деле, чего вы хотели - горно-ледниковые озера здесь найти? Палатку я установил недалеко от воды и от конной тропы. У меня был страх проснуться от удара копытом в голову, потому я задумался о некой защите палатки. Здесь из земли торчал старый проволочный кабель, закрученный спиралью. Я его выволок и обернул вокруг палатки на некотором расстоянии. Рядом с родником имелись все необходимые дрова для костра, а также несчетное количество сухой травы для запала. Я лег спать. Ночью пошел дождик, который так утром и не прекратился. Утром я попытался проспать дождь, но в 10 часов пришлось уже вставать по любой погоде. Вскоре, правда, дождь закончился. Рядом с родником росли влаголюбивые растения, которые были отсняты во время готовки еды. Привычные нам одуванчики и не привычные маки.

Я двинулся в путь. Это был уже третий день поездки из шести, а значит к концу дня я должен оказаться не менее, чем в середине маршрута - иначе труба - придется сходить с маршрута до официального финиша, а может и отказаться от Каспийского моря. Я понимал, что честным образом уложиться в график уже вряд ли успею. Однако в середине дня я планировал выехать на шоссе в районе поселка Жармыш, а там в поселке мне может и удастся договориться с кем-то, чтоб добросил меня с великом чуток по асфальту. Впрочем, в первую половину дня я все-таки хотел обследовать горы. Я находился на довольно внешних отрогах, главный гребень хребта шел гораздо южнее, но похоже у меня не было времени на капитальные горные вылазки - во внутренних горах дорог нет, там требуется пеше-туристский подход. Я попытался подняться по полевым дорогам чуть выше, так, чтобы потом спуститься в следующую долину, и посетить еще несколько родников, обещанных картой. На фотографиях видны косые слои первых отрогов. Основные горы находятся слева, и выглядят уже не такими слоистыми, а больше похожими зеленые степные холмы с некоторым количеством валунов.

В конечном счете я заплутал, так как дорога, уходившая в ожидаемо верном направлении, через километр затерялась в траве. Пришлось в итоге возвращаться, и отказавшись от первоначального плана, спускаться вниз в сторону источника Сауран (один из немногих источников на карте, имеющий имя). На обратном пути я посетил распадок, подобный тому, из которого вытекал родник, у которого я ночевал. Такие распадки мне попадались регулярно. Все они были одного вида - ущелье выходило из гор, и продолжалось по плато явно пропаханным руслом (фотография ниже снята с горы, из которой выходит ущелье). На каменистом дне водотока росли цветы, в кустах ползала змея. Видимо, изредка в этом русле все-таки бывает вода.

Но довольно, я потерял уже много времени - пора спускаться к Саурану. К сожалению, мне не удалось подробно полазить по Восточным Каратау, но таков уж формат поездки - приходится за это чем-то платить. Источник Сауран находился в среднем течении сухого распадка, подобного отснятому на фото выше. Сухая река прорезала очередную наклонно-слоистую гряду, и я ехал на спуск по дороге вместе с руслом. Если забежать вперед, то в конечном счете, двигаясь вдоль русла, я полностью покину горы Каратау.

Над источником Сауран явно поработали люди - то ли вода перестала течь, то ли глубина была маловата для водопоя - углубили. Не совсем презентабельная яма, но тем не менее. Вода перетекает в поилки, и дальше растекается по земле, впитываясь полностью в грунт метров через двадцать. Горы Каратау дают довольно много источников, интересно было бы их все посетить - не думаю, что большинство их так раскопаны.

Продолжаю спускаться вниз. По пути попались интересные окатанные породы оранжевого цвета. То ли порода вымывается быстро, то ли она ядовита - но растительности на ней нет. Какой-то то ли сернистый, то ли железистый песчаник.

Вот я и вышел из гор. Вдоль хребта, по равнине, шла основная полевая дорога. Дорога надо сказать мерзкая, в основном стиральная доска или песчаные заносы, но периодически имелись более пригодные "дублёры". По пути через несколько километров мне должен был попасться искусственный водоем - еще когда я планировал маршрут, я обнаружил на карте некую плотину и пруд. Вот собственно и он. Раньше ручей вытекал на открытое пространство через проем в гребне, теперь этот проем перегорожен плотиной. Поработал над дном и будьдозер. На заднем плане поднимаются горы Каратау. Погода была сегодня неожиданно мерзкой, а я-то думал в пустыне всегда будет солнце.

Через несколько километров мучений я достиг Жармыша, и наконец выехал на асфальт пока что поселковой дороги. Встретив местного во дворе, я сразу же попробовал договориться о машине. Он куда-то позвонил, и в итоге выкатил какую-то нереальную цену - если бы я отдал столько денег, мне потом не на что было бы уехать из Форта Шевченко (плановая конечная точка моего пробега) на большую землю. Так что, видимо, не судьба. Розовые ожидания с доброской на машине сразу улетучились.

mDSC_3038.jpg

Я зашел в местный магазин, купил пару сникерсов. "Че надо?" - продавщица была суровая, как мне и обещали про здешних местных. Покинув Жармыш, я вышел на гладкое шоссе, идущее в итоге на Актау, но мне нужно было доехать по нему всего лишь до Шетпе. В начале мне ехалось не очень, но потом дорога пошла с горы, и я разогнался. До Шетпе было 23 километра. Слева красиво возвышались горы Каратау. Где-то тут из гор выходили крупные ущелья, которые стоило бы посетить, будь на то время. Однако я рассчитывал сегодня вечером оказаться в Шайыре - а там находится самое крупное ущелье во всех горах Каратау - так что я мог себя успокоить тем, что тема ущелий будет раскрыта чуть позже. И такого цвета горки, как на фотографии, тоже в Шайыре обещали быть.

mDSC_3039.jpg

Я несся по гладкому асфальту практически постоянно вниз, на передачах 2-4 - 3-7. Вскоре к шоссе приблизилась железная дорога, и в конце концов я увидел на горизонте поселок Шетпе. Шетпе был опорной точкой - это крупный поселок, имеющий недорогую транспортную связь с Актау. На подъезде к Шетпе я помахал рукой пастуху европейского вида, который ехидно улыбнулся, и сказал, "Вот те делать нечего!". В самом поселке я быстро сориентировался по карте, и поехал по объездной дороге, далее выехав на асфальт к Шайыру. Тут дорога пошла в гору, и я опять стал двигаться с черепашьей скоростью. До Шайыра оставалось 35 километров, тем временем конкретно вечерело. В Шетпе заканчивались Восточные Каратау, и начинались Западные. Сам поселок Шетпе находится на общей оси для обоих хребтов, на ровном промежутке между их встречными концами. К северу от дороги Шетпе - Шайыр располагались еще несколько столовых гор. Пейзажи были впечатляющими. На первой фотографии - мусульманское кладбище.

mDSC_3042.jpg
mDSC_3044.jpg

А вот на фотографии выше - вниз уходит ручей, мусора в котором больше, чем воды. На фотографии я всё лишнее убрал. Но казахи очень не любят воду. Хотя забегая вперед, это еще цветочки. Дорога поднялась наверх, сделала несколько поворотов, и сверху открылся красивый вид на скотоводческий хутор. Где-то в этом месте меня обогнал белый пикап Toyota, откуда золотыми зубами похихикал местный казах в солнечных очках. Солнце заходило, и это меня не радовало - до захода я мог бы проехать максимум 10 километров, а это значит, что Шайыра я к вечеру не достиг бы - пришлось бы утром пилить еще двадцатку. Асфальт между тем закончился, начался грунт.

mDSC_3048.jpg
mDSC_3050 Panorama.jpg

Но вдруг случилось то, что я называю настоящей удачей, или везением - после таких случаев я не могу записать себя в атеисты, тем более, что такие случаи у меня в жизни не разовые. За поворотом я увидел на обочине тот самый белый пикап. "Как дела?" - спросил я у мужиков. Оказалось, что помимо золотозубого казаха, в машине был еще и вполне интеллигентный тип в рубашечке и очках. У них закончилась карта навигатора, и им нужно было в Шайыр. А так как у меня навигатор был, и дорога на нем была вся видна, я предложил им взять с собой меня вместе с навигатором. Так мы и сделали. Я погрузил велосипед в багажник пикапа, и мы понеслись. Мужик с золотыми зубами докапывался, почему я не знаю ни одного казахского слова, мол как так не справедливо, я ваши слова знаю, а ты мои слова нет. Но для урока казахского времени не хватило. Где-то через 15 минут после захода солнца, по средним сумеркам, я выгрузился из пикапа в Шайыре. Это было большим подарком для меня, так как я теперь был в графике. Но приключения мои на том не закончились. Я планировал достичь гор, чтобы встать на ночевку. Для этого мне нужно было выехать сначала на русло, являющееся продолжением того самого крупнейшего ущелья, а потом уже как-то по ситуации выяснить, куда лучше свернуть. Я поехал по первой дороге, идущей в нужном направлении, но дорога уперлась в какой-то карьер. Пришлось мне продираться через траву и канавы, чтобы выехать на нужную дорогу. За это время спустилась основательная темнота, а со стороны ущелья подул сильный встречный ветер. Однако благодаря вышедшей луне какой-то свет был, и я сориентировался на нужные мне горы, выбрав целевую точку наобум. Каменистая дорога шла в горку, против ветра - так что мне показалось более выгодным спешиться. Тут еще и дождик начался. Вечером стало холодно, но доставать что-либо из рюкзака было уже лень, и в таком неспешном темпе, под встречной моросью, я достиг горы. И тут случилось еще одно неожиданное везение - я вышел прямо к ручью - ну ни фига себе! Под горой ветер стих, и место стало казаться райским. Я разложил вещи, утеплился, поставил палатку, и уже привычно развел костер из по крупинкам собранных на горе веточек. Традиционно, вечером была молочная каша.

mDSC_3052.jpg

Темнота опустилась на горы. Кстати, в машине мне поведали, что в этих горах тоже есть волки, правда мелкие. Так что можно было их даже бояться. Ветер свистел по верхушкам гор, нагоняя страх. Завтра меня ждало ущелье.

sebram.livejournal.com

Полуостров Мангистау или вода в пустыне, 26.04-03.05.2015

mDSC_2605.jpgУтром я встал довольно поздно, около 9-10 часов. Здесь, на юге, границы светового дня очень четкие, и вечером закат не будет ждать, но после вчерашнего я решил отлежаться, тем более что и лег я не рано. Была и другая уважительная причина - я встал на ночлег в овраге, а рано утром овраг находится в тени. Эта тень, в прочем, и позволяла мне поспать, потому что солнце, чуть только выглянув, разогрело мою палатку и сделало подъем неизбежным. Овраг сам по себе представлял фотографический интерес. Это один из самых крупных оврагов, врезающихся в сор. Первым пунктом я планировал сходить в его вершину, куда, как мне вчера виделось сверху, идет автомобильная колея. Я предполагал, что колея идет не зря. Зная, что в глубоко врезанных долинах могут присутствовать источники, я предполагал, что в вершине оврага, там, где узким клином смыкаются стены горизонтального пространства, может находиться живая текущая вода. Погода в этих пустынных краях не могла не радовать, чему я однако не был удивлен. Приятно для фотографа, когда засыпаешь без мысли о том, что угасающий день может стать последним солнечным днем перед пасмурной или дождливой декадой. Хотя со статистикой и вариациями местной погоды мне еще предстояло познакомиться. Героически и победно смотрелась моя палатка под 100-метровым склоном, по выступам которого я сползал вчера. Внутрь оврага заходила плоскость низины сора, и я был уже на ней, к счастью. На фотографиях видна и растительность, из которой я жег костер - очень практичные кустики.
mDSC_2556.jpg
mDSC_2558.jpg

Конечно, были еще накладные расходы на завтрак, и на то, чтобы собрать вещи, но проблем ни с тем, ни с другим не возникло, и довольно скоро, еще по остаткам утренней прохлады, я начал неторопливое движение с целью исследовать овраг. К слову, ни вчера, ни сегодня как таковой жары не было. Даже здесь, в низине по безветрию. Дни в конце апреля отличались на редкость комфортной погодой для этих суровых южных мест, где летом температура стабильно переваливает за 40. Гребни между промоинами склона образовывали зловещего вида композиции, напоминающие то ребра гигантского скелета, то кости ступней тираннозавра, то лапы сфинкса, выставленные тяжелым упором в твердь.

mDSC_2563.jpg
mDSC_2565.jpg

Рюкзак я пока оставил на месте стоянки, и взял с собой лишь велосипед, чтобы дойти с ним до колеи, которую видел вчера сверху. Колею в прочем я нашел не сразу. В начале я вовсе ее прошел мимо, и меня "вынесло" к руслу (собственно ключевому элементу оврага), от которого я и снял эту панораму. Видно, что в моменты паводка вода течет не только по руслу, но и почти по всей плоскости оврага - вокруг меня повсюду наблюдается слабый рисунок промоин. Паводки здесь случаются только после больших ливней. Такого явления, как снеготаяние, здесь нет - снега зимой здесь мало, и еще до наступления плюсовой температуры он успевает сублимироваться под почти постоянно воздействующим солнцем. Грунт в пустыне в основном известково-глинистый, а глина является водоупорным материалом. Потому дождевая вода плохо впитывается и стремится стечь по поверхности. Отсюда и такие мощные русла в почти безводной зоне.

Чтобы отыскать колею, пришлось неторопливо пройти назад, смотря вдоль оврага - колея действительно была, но если смотреть только под ноги, ничего не выделяло дорогу из хаотично разбросанных редких кустиков. Видимо, все-таки мало кто ездил по этому оврагу. Наверное, в моем сознании вчера при осмотре сверху русло перемешалось с дорогой, и потому мне показалось, что хорошо накатанная колея идет до самого конца. На самом же деле колея заканчивалась задолго до конца проходимой части днища, и не понятно, ходил ли кто-то дальше. Я проехал на велосипеде по этой так называемой дороге сколько мог, объезжая каждый кустик, и в конце концов спешился. У меня все еще были опасения, что я проколю колесо о колючки местных кустарников - терять время не хотелось, потому я перестраховывался. В конце оврага начинался "сад грибов" - глыбы, некогда упавшие сверху, после многочисленных паводков и дождей приняли соответствующую форму и текстуру. Русло поворачивало плавно, как скоростная железнодорожная линия. Ближе к концу склоны оврага превращались в полноценные стены, высотой теперь уже около 80 метров. Так как верхнее плато было наклонено от сора, по мере продвижения вглубь массива верхушки стен становились ниже. Места довольно экстремальные, людей сюда никто не звал, и о безопасности каждый должен думать самостоятельно. Постоять на каменном клюве, нависающем над пропастью, может любой самоубийца - и главное, что найдут совсем не скоро.

mDSC_2598.jpg
mDSC_2605.jpg

Раскрываю тему грибочков. Как эти глыбы попали сюда, для меня загадка - просто отколовшись от склона, они не могли так далеко расположиться. Природа пористой поверхности мне тоже не известна - дождь ее не мог образовать, так как поры находятся со всех сторон, в том числе и снизу. Но слоистая структура глыб говорит нам о том, что ранее они были частью основного массива. То, что все глыбы стоят на "шейках", объясняется водяным и ветровым выветриванием. Песок, поднимаемый ветром, абразивно воздействует на глыбы в основном близ поверхности земли, стирая их и истоньшая.

При взгляде назад, словно в распахнутых воротах, открывается вид на сор - след древнего моря. И сам пейзаж здесь тоже будто бы древний - своей опустошенностью напоминающий о тех давних временах, когда жизни на суше почти не было, а где-то вдалеке, на мелководье, копошились трилобиты и ракоскорпионы. Впереди вот-вот был уже конец оврага, точнее его проходимой части. Днище, зажатое уже довольно плотно между стен, здесь было более тенистым, и потому количество растительности в районе "грибочков" увеличилось, стало больше кустарников. Правда, останавливаться здесь на ночлег я бы не рискнул - может упасть какая-нибудь глыба сверху. На фотографиях растительность выглядит сухой, как будто сейчас ранняя весна или ноябрь. На самом деле, все кустики уже давно распустились, только листья у них маленькие. А саксаул и вовсе начал цвести.

mDSC_2614.jpg

Вот и тупик. Овраг образовывался слиянием двух малых, водотоки которых шли поверху, ближе к уровню плато. Оба этих малых оврага заканчивались водопадами, в данный момент сухими. Здесь была зона роста оврага, судя по последствиям обвалов. В каменные завалы я уже не полез. Видно, что место сухое, и никакими родниками, и даже влажным песком здесь не пахнет - иначе бы на фоне тени я увидел светящиеся стайки мошкары, или другие признаки оазиса. Хотя все равно овраг интересный - так или иначе он создан водой, а моей повесткой был поиск именно ее.

mDSC_2618.jpg
mDSC_2623.jpg

На фотографии выше виден нависающий над пропастью слой известняка, и на нем отдельные особо выдающиеся в пространство клювы. Масштаб здесь не очевиден, на самом деле высота стен около 70-80 метров. Интересно побывать здесь во время крупного ливня. Вероятность ливня, к слову, здесь одинакова во все месяцы и сезоны, так что дело лишь в удаче. Напоследок - вагинообразное "русло" водопада крупным планом, напоминает инсталляцию современного искусства.

mDSC_2622.jpg

Тем не менее, была еще явно первая половина дня - овраг смотрит четко на север, и понятно, что солнце еще не прошло меридиан. Настало время выйти из сумрака. Возвращался я по своему же велосипедному следу.

mDSC_2625.jpg

Не сказать, что в пустыне было много всякой живности, но и не сказать, что ее не было. Сейчас происходит лёт у термитов, их половые особи имеют огромные крылья. Самцы и самки термитов производятся в большом количестве, так что хватает и термитам для продолжения рода, и муравьям на прокорм. На фото - муравей несет уже не целого термита, а только его переднюю часть с крыльями.

mDSC_2633.jpg

Настал черед двинуться к древнему морю. Я навьючил велосипед, и выдвинулся из оврага по направлению к основной дороге, вчера отлично просматривавшейся сверху, и идущей вдоль сора. Пейзажи, открывавшиеся мне вчера с высоты, теперь я мог наблюдать от уровня земли. От оврага был хороший вид в обе стороны на многие километры.

А мне нужно было двигаться на запад - сперва к тем склонам, что на последнем фото, а потом и дальше. Планов на сегодня было много. План максимум лежал уже далеко за границами сора - я надеялся достичь хребта Восточный Каратау. Но в такой исход пока мало верилось, потому что расстояние до хребта было достойно общегеографической карты.

sebram.livejournal.com


Смотрите также