Донская вода. Волго-Донской канал Канал

Фактор Времени. Донская вода


о качестве воды реки Дон

Беляев, А. Что мы будем пить завтра?: о качестве воды реки Дон /А. Беляев //Азовская неделя. – 2007. – 19 апреля. – С. 5.

Лишь в последние десятилетия мы стали серьезно задумываться: а что же, собственно, пьем? Ученые уже убедились, что наш мир - это гигантский живой организм. Тогда реки, большие и малые, можно назвать его кровеносной системой, снабжающей все живущее необходимыми элементами. Каково же состояние этой системы на сегодняшний день?

Давайте проанализируем воды Тихого Дона. Его истоки лежат в Тульской области. Проходя по землям Харьковщины, Донбасса, южно-российским степям, река вбирает в себя частицы грунта, обогащается минеральными солями. Вода из мягкой родниковой в своем истоке ниже по течению становится все более жесткой, а значит, при употреблении такой воды увеличивается риск образования камней в почках, печени, мочевом пузыре. С другой стороны, употребление воды, обедненной минеральными солями, повышает риск сердечных заболеваний.

Но это еще не все метаморфозы, происходящие с донской водой и здоровьем людей, ее пьющих.

Животноводческие предприятия сбрасывают в реку такой, казалось бы, естественный продукт, как навоз. На суше – это прекрасное удобрение. В воде он разлагается на составные элементы, требуя повышенное количество растворенного кислорода для своего окисления. Когда кислорода не хватает речным микроорганизмам, они гибнут. Кроме того, экскременты человека и животных, как и сточные воды кожевенных и мясоперерабатывающих комбинатов, несут с собой болезнетворные микробы и бактерии. Полное избавление от них при очистке пока невозможно. Поэтому нередки в наших краях случаи кишечных заболеваний, поскольку бактериологическое загрязнение в низовьях Дона часто превышает предельно допустимые концентрации (ПДК) в десятки раз. Явными показателями органического загрязнения воды служат продукты разложения - соединения азота: аммонийный азот, нитриты, нитраты. Службы контроля природной среды часто фиксируют повышенные количества азотистых соединений, особенно при прорывах канализации и после наводнений. Эти вещества также приходят с бытовыми стоками и сбросами сельскохозяйственных предприятий.

Кроме того что эти соединения ухудшают питьевые свойства воды, повышенные их содержания вызывают усиленный рост водяных растений. Наверное, многие летом осенью видели ярко-зеленую речную воду. Это - результат бурного развития микроводорослей (в основном - зеленых), и тогда говорят - вода цветет. Самое большое зло приносят химические вещества, синтезированные человеком и широко применяемые в логических цепочках. К ним относят синтетические поверхностно-активные вещества, детергенты – моющие средства, гербициды. Они попадают в речную воду непосредственно с полей и с коммунально-бытовыми стоками. Влияние пестицидов на организм человека и животных еще предстоит выяснить в полной мере. Эти, безусловно, вредные вещества, накапливаясь в растениях и рыбе, по пищевой цепочке попадают в человеческий организм. Причем с течением времени концентрация некоторых химикатов повышается, пагубно влияя на здоровье, вызывая раковые заболевания.

В воды Дона детергентов и пестицидов поступает коло 250 тонн. Для негативного же действия на организм человека достаточно даже 0,1 миллиграмма этих веществ в литре воды.

Промышленные предприятия разного масштаба активизируют свою деятельность. Но контроль природоохранными службами сбросов с этих предприятий очень затруднен. Многие мелкие предприятия практикуют нелегальные сбросы отходов в ночное время. Вместе с водами р. Дон в Азовское море поступает около восьми тонн ртути в год. По научным данным, на Нижнем Дону содержание ртути в воде в отдельных случаях превышает предельно-допустимое в 20 раз!

Не самое лучшее качество воды в Азовском море. Свою долю в ее загрязнение вносят металлургические заводы Мариуполя, Таганрога, сбрасывающие в воду радиоактивные шлаки – отходы своего производства. С «помощью» заводчан возник даже новый остров площадью более 50 гектаров.

С Чернобыльской катастрофой с 1986 года связывают ученые содержание в Азовском море радиоактивных веществ - стронция, цезия, плутония. Наибольшая их концентрация выявлена в центре Таганрогского залива и в центральной части моря. Как предполагают, большая часть радиоактивных осадков поступила туда по речной системе Приазовья. Возможно, и наши жители «приобщились» к радионуклидам, испив донской водицы в тот опасный период. Сейчас содержание радионуклидов в Азовском море не превышает международные нормы для рыбохозяйственных водоемов. Но сама возможность повторения чрезвычайной ситуации в результате деятельности других ядерных объектов, например, Волгодонской АЭС, заставляет всех быть настороже.

Широкомасштабное судоходство по Азово-Донскому бассейну с частыми авариями, несанкционированными сбросами фекальных и подсланевых вод обусловило и повышенное содержание нефтеуглеводородов в воде. Даже после очистки ее на водозаборе сохраняется опасная для здоровья концентрация. По свидетельствам очевидцев, при отстаивании водопроводной воды на ее поверхности, бывает, появляется маслянистая пленка. Известны случаи превышения ПДК по нефтеуглеводородам в воде Таганрогского залива в 2001 г. после затопления транспортного судна с отходами ГСМ, а также в 2004 г., когда прибрежная часть залива на протяжении нескольких километров была покрыта черной пленкой. В ноябре 2005 количество нефтепродуктов, обнаруженных в воде р. Дон напротив водозабора г. Азова, превысило ПДК в 73 раза в результате залповых сбросов подсланевых вод с судов, находившихся там.

Сброс горючесмазочных веществ (ГСМ) в воду приводит к дефициту кислорода и гибели рыбы. Та, что выживает в такой обстановке, становится несъедобной. Кроме того, в нефтепродуктах содержатся канцерогены.

Конечно, любой природный бассейн обладает некоторой степенью защиты и способен к самоочищению. Но если на примере Таганрогского залива Азовского моря рассчитать эту способность хотя бы для нефтепродуктов, то окажется, что залив может дезактивировать в среднем 25 тонн в сутки. Тогда как поступление нефтепродуктов в виде ГСМ и их отходов достигает 50 тонн в сутки, и нагрузка на водный бассейн растет год от года.

Что же можно предпринять в такой ситуации? Начинают обновляться очистные сооружения и канализационные системы в отдельных городах. Предприятия, как правило, используют питьевую воду, а технология замкнутого цикла еще не везде внедрена. Поэтому в целом воды промышленных сбросов по качеству сильно уступают речной воде.

Ростовскую речку Темерник можно издалека почувствовать по источаемому ею зловонию. Трудно поверить, что когда-то в ней ловили осетров. Зато сейчас эти мертвые воды вливаются в Дон прямо в черте города. Каждый город получает множество вредных «подарков» от соседей, расположенных выше по течению Нет ни одного населенного пункта, который бы не использовал рукава Дона в качестве бесплатной канализационной системы. А расположенные вблизи рек терминалы и хранилища только подливают яда в многострадальные воды.

Как же защитить наше здоровье?

Рекомендации ведущих диетологов не всем по карману. Поль Брэгг пил, например, только дистиллированную воду со свежевыжатыми соками. Практика же наших бабушек, использовавших дождевую и талую воду, уже бесполезна. Современный воздух настолько загрязнен, что еще в небе вода впитывает в себя грязь и копоть больших городов всего мира и выливается кислотными дождями на головы беспечных людей во всех уголках Земли.

Бутилированная вода - тоже удовольствие не для всех наших граждан, да и все ли уверены, из какого крана ее наливали?

Фильтр, наверное, - самое популярное средство очистки воды от загрязняющих ее веществ. Самый эффективный и самый дорогой - мембранного типа, действующий на молекулярном уровне. Все другие же лучше использовать в зависимости от района и условий проживания. Для жителей в низовье рек и пустынной зоне лучше взять фильтр для жесткой воды. Там, где развито судоходство, будет полезна фильтрация нефтепродуктов и тяжелых металлов. Фильтр от нитратов пригодится в зоне интенсивного растениеводства. Хлорированную воду очищают практически все фильтры. Замораживание воды тоже дает эффект, только надо выливать не до конца замерзшую воду.

Но что бы мы ни делали, надо помнить, что нельзя выпить одну и ту же воду дважды. Треть населения Земли испытывает недостаток в чистой питьевой воде. И это неудивительно: из всего мирового объема воды пресная составляет всего 2,5 % и большая ее часть приходится на ледники и вечную мерзлоту.

www.azovlib.ru

«Вода России» - Волго-Донской канал

Во́лго-Донско́й кана́л – судоходный водный путь на юге Европейской части России. Соединяет Каспийское море, Азовское и Чёрное моря. Главное транспортное значение канала – транзитные перевозки между бассейнами Волги и Дона. Полное название канала – Волго-Донской судоходный канал имени В.И. Ленина.

Идея соединения Каспийского, Чёрного и Азовского морей высказывалась очень давно. Как утверждают археологи, еще в VII в. до н.э. скифы, населявшие плодородные степи севернее Чёрного и Азовского морей, волоком перетаскивали свои суда через Волго-Донской водораздел. О соединении Дона и Волги мечтали Александр Македонский и киевский князь Игорь. В середине XVI в. попытку соединения рек предприняли турки: в 1569 г. турецкий султан Селим II отправил вверх по Дону 22 тыс. своих солдат для строительства соединительного канала, но уже через месяц турки отказались от этой идеи, осознав колоссальный объём будущих работ.

В 1696 г. после взятия русскими войсками Азова Петр I решил прорыть канал, который связал бы Волгу с Доном. Канал было решено строить в самой узкой части водораздела между притоками Волги и Дона – Камышинкой и Иловлей. Работы начались уже в 1697 г., однако в 1701 г. были прекращены в связи с началом Северной войны. Примерно в эти же годы Петром I была предпринята еще одна попытка соединения рек Волги и верховьев Дона через реки Оку, Упу и Ивановское озеро, так называемый Ивановский канал. За 5 лет (1699–1704) были построены 23 шлюза размером 4310 м, соединительные каналы и другие сооружения. По Ивановскому каналу за 13 лет его эксплуатации (1707–1720) прошли около 300 судов. Но вскоре этим каналом перестали пользоваться из-за нехватки воды и неблагоприятных условий плавания по верховьям малых рек. К тому же в результате войны со Швецией Россия получила выход к Балтийскому морю, и на первый план вышла задача соединения Волги с Балтийским морем.

С конца XVIII и до начала XX вв. было разработано более 30 проектов и схем соединения Волги и Дона, в том числе проекты Крафта (1822–1832 г.), Шишова (1857), Гамалицкого (1877), Картмазова-Деволанта (1803), Демидова (1816), Загоскина (1826), Яниша (1835), Мажорова (1843), Леона Дрю (1887), Щербатова и Лыжина (1906) и других. Лучшим был определён вариант Волго-Донского соединения в районе Царицына. Но и тогда дальше проектов дело не пошло. Неоценимый вклад в дело изучения междуречья Волги и Дона и выбора трассы канала внёс русский гидротехник Нестор Платонович Пузыревский. В 1910–1912 гг. он разработал проект Волго-Донского канала, который может быть отнесён к числу лучших творений русской гидротехнической мысли. В соответствии с проектом глубина канала должна была составлять 3,2 м, ширина по дну 40,8 м, размеры шлюзов 10х32 м. По такому каналу могли проходить суда грузоподъёмностью 3500 т и размером 10015 м. Питание канала предусматривалось закачиванием воды из р. Дон.

После Октябрьской революции, несмотря на гражданскую войну и экономические трудности, внимание к проекту Волго-Донского канала не ослабло. Вопрос о сооружении Волго-Донского водного пути обсуждался на заседании Совета Народных Комиссаров 14 мая 1918 г. Канал был отнесен к числу первоочередных объектов капитального строительства на водных путях, были выделены финансовые средства на проведение изыскательских работ. Изыскательскую партию возглавил инженер М.М. Гришин. В 1920 г. крупным специалистом в области ирригации инженером Ф.П. Моргуненковым был предложен проект канала, содержащий ряд новых идей, прежде всего в плане комплексного использования водных ресурсов как для целей судоходства, так и орошения и энергетики. В феврале 1927 г. Советом Народных Комиссаров был утверждён состав Комитета по сооружению Волго-Донской водной магистрали под председательством Г.М. Кржижановского и создано Управление Волго-Донского строительства. В 1927–1928 гг. на основе обширных технических и экономических изысканий Управлением был составлен проект Волго-Донского водного пути, настолько детально проработанный в части выбора направления судоходного канала, что он использовался в проекте, осуществленном в 1952 г. Протяжённость канала по этому проекту составляла 100 км. Предлагалось строить шлюзы размером 13х18 м при глубине на пороге 3,6 м. Позже были предложены проектные решения строительства канала, подготовленные институтом «Гидроэлектропроект» (1934), Наркомводом (1938), коллективом проектировщиков Главгидростроя (1940).

Проектные работы по Волго-Донскому каналу были прерваны Великой Отечественной войной и возобновились сразу после Сталинградской битвы в 1943 г. К разработке проекта канала были привлечены свыше 40 проектных институтов и бюро, три десятка научных центров и лабораторий. Работами на трассе канала руководил выдающийся советский гидротехник С.Я. Жук, под руководством которого уже были спроектированы и построены Беломорско-Балтийский канал и Канал Москва – Волга.

Основные цели проекта – создание глубоководного транспортного судоходного пути между Волгой и Доном; обеспечение выхода к Чёрному морю; орошение земель Ростовской и Волгоградской областей; шлюзование Нижнего Дона для улучшения судоходства; попутная выработка гидроэлектроэнергии; развитие транспортной инфраструктуры на юге России, включая создание новых портов, причалов, речных вокзалов и жилых посёлков для обслуживающего персонала.

В 1948 г. был утверждён проект Волго-Донского судоходного канала, разработанный коллективом института «Гидропроект». В 1950 г. Совет Министров СССР принял постановление «О строительстве Волго-Донского судоходного канала и орошении земель в Ростовской и Сталинградской областях», которое предусматривало строительство судоходного канала, соединяющего Волгу с Доном от г. Сталинграда до г. Калача-на-Дону, длиной 101 км с 13 шлюзами, плотинами, насосными станциями, пристанями, мостами и другими сооружениями, а также гидроузла на Дону в районе ст. Цимлянской с регулирующим водохранилищем полезным объёмом 12,6 млрд м3 и электростанцией при плотине Цимлянского гидроузла установленной мощностью 160 тыс. кВт. Одновременно было намечено строительство оросительных систем на территории 750 тыс. га с использованием водных ресурсов Дона. Основные работы по строительству Волго-Донского судоходного канала, Цимлянского гидроузла и оросительных сооружений первой очереди были завершены весной 1952 г. – на два года ранее установленного срока. Было извлечено более 150 млн м3 грунта, уложено 3 млн м3 бетона, выложено 2,9 млн м3 откосов каналов и плотин, смонтировано 44,4 тыс. т металлоконструкций. Это стало возможным благодаря высокому уровню механизации: на стройке работало 326 экскаваторов, 900 скреперов, 300 бульдозеров, свыше 4000 автомашин – всего около 8000 машин и механизмов. Впервые в мире были применены шагающие экскаваторы со стрелой в 65 м. На строительстве канала были задействованы 700 тыс. наёмных рабочих, 236 тыс. советских заключённых и около 100 тыс. военнопленных 26 национальностей. 31 мая 1952 г. в 13 часов 55 минут между 1-м и 2-м шлюзами слились воды Волги и Дона, а официальное открытие Волго-Донского канала состоялось 27 июля 1952 г., когда в ворота шлюза № 1 вошёл открывший навигацию теплоход «Иосиф Сталин».

Канал начинается в Красноармейском районе г. Волгограда, в Сарептском затоне р. Волги, идёт по долине р. Сарпы, водоразделу Волги и Дона, выходит в долину р. Червлёной, проходит через Варваровское, Бреславское и Карповское водохранилища и выходит на р. Дон у г. Калча-на-Дону на Цимлянском водохранилище. У входа в канал на Сарпинском полуострове в 1953 г. поставлен маяк высотой 26 м. Вход в шлюз № 1 украшен 40-метровой триумфальной аркой. Аналогичная арка возвышается над шлюзом № 13, при выходе в р. Дон. На протяжении 45 км канал проходит по водохранилищам, а на протяжении 56 км – в искусственном русле. При некотором удлинении трассы канала, по сравнению с кратчайшим расстоянием между Волгой и Доном, его создатели получили возможность преодолеть водораздел между этими реками высотой не в 130–140 м, а всего лишь в 88 м с учётом подъёма уровня р. Дон на 44 м Цимлянским водохранилищем.

Питание канала осуществляется донской водой из Цимлянского водохранилища, которая с помощью трёх насосных станций подаётся на водораздельный бьеф, а далее по Волжскому склону идет самотёком в Волгу.

В соответствии с рельефом местности канал делится на три участка: Донской склон с четырьмя шлюзами, водораздельный бьеф между шлюзами № 9 и 10 и Волжский склон с девятью шлюзами. На канале созданы Карповское, Береславское и Варваровское водохранилища общей площадью водного зеркала 84 км2.

Все 13 шлюзов имеют размер в плане 145х18 м при глубине на пороге 4,0 м. На канале могут эксплуатироваться суда водоизмещением до 5 тыс. т с недогрузкой на 30–40%, т.к. на отдельных участках гарантированные глубины не превышают 3,6 м.

Навигация в среднем длится 211 дней. Объём перевозок в среднем составляет 6–9 млн т грузов, в т.ч. 4,2 млн т нефтепродуктов.

Канал находится в ведении ФГУ «Волго-Донское государственное бассейновое управление водных путей и судоходства», которое обслуживает 1710 км водных путей, расположенных в Волгоградской, Ростовской и Воронежской областях и более 130 гидротехнических сооружений, построенных в разные годы.

На трассе канала установлено 26 памятников, представляющих собой архитектурно-историческую ценность.

Волго-Донской канал обеспечил соединение пяти европейских морей – Белого, Балтийского, Каспийского, Азовского и Чёрного, а также выход России на международные водные пути мирового значения. Существенно сократилось расстояние между портами этих морей по сравнению с ранее существовавшим путём через внешние моря вокруг Европы.

Д.В. Козлов, К.Д. Козлов

water-rf.ru

Экологическое состояние реки Дон | Фактор Времени

Доктор биологических наук Валерий Приваленко

Доктор биологических наук Валерий Приваленко Фото: Ольга Гопало

11.07.11По просьбе корреспондента «КП» доктор биологических наук Валерий Приваленко порассуждал на тему экологического состояния реки Дон — С Доном у нас все очень плохо, — сразу огорошил меня доктор биологических наук Валерий Приваленко, много лет изучающий экологические проблемы  донского края.

— Сам Тихий Дон — река длиной больше тысячи километров берет начало в  Подмосковье и к нам в Ростов притекает из Цимлянского водохранилища. Для нас он — батюшка, то есть больше, чем река. Выполняет сразу несколько функций.

Первая — это река, из которой пьет воду большая половина населения области. Вторая — место, где у нас когда-то было очень много рыбы. Третья — орошение, на которое тратилось очень много донской воды, и, наконец, четвертая — это транспортная функция.

Вообще, жизнь Дона можно грубо разделить на два периода: весенний паводок и межень — когда река отдыхает после трудной работы. Ведь зимой она спит, а началась весна — забурлила. Весной в реку собираются талые воды, скорость течения увеличивается в три — пять раз, мощный весенний поток промывает русло реки, причем без помощи земснарядов и экскаваторов. Во время паводка речные воды затапливали всю нижнедонскую пойму — 220 км от Волгодонска до Азова вниз по течению реки, 10 — 15 км по ширине — от Ростова до Батайска. Благодаря разливам в пойме Дона всегда были плодородные землипотому что во время паводка здесь откладывались богатые органикой илы, почвы насыщались водой и промывались от солей. На пойменных землях в изобилии росли овощи-фрукты, которые не надо было даже поливать. А что теперь? Вот уже более полувека всю воду, которая и должна промывать реку и ее пойму, мы собираем в нашем Цимлянском водохранилище и не выпускаем ее весной — тогда, когда положено очищать реку. Но обо всем по порядку.

ВСЕ ПРОБЛЕМЫ ОТ ЦИМЛЯНСКОГО ВОДОХРАНИЛИЩА?

— Цимлянское водохранилище действует на Дону с пятидесятых годов, — продолжает Валерий Владимирович. — И в первые годы оно дало просто огромный взрыв рыбопродуктивности. А все потому, что под воду ушли плодородные земли — луга, сады и огороды,для рыбы были созданы великолепные кормовые угодья, в затопленных балках рыба получила огромные по площади нерестилища.  Но проблема в том, что в этом режиме водохранилище живет не долгое время: уже в 60-70-х годах прошлого века из-за разрушения берегов оно начало  заиливаться, была подорвана кормовая база, к тому же многочисленные рыболовецкие артели и просто ббраконьеры основательно «подчистили» богатые рыбные запасы.

Основные черты химического и микробиологического состава реки закладываются в Цимлянском водохранилище.  «благодаря» которому речная вода из-за синезеленых водорослей «цветет» не с середины июля до середины сентября (как было раньше), а с мая до ноября. Ведь в водохранилище созданы все условия для их развития: достаточно посмотреть на приплотинный плес города Цимлянска, когда нет волны. Жижа сине-зеленых плавает на поверхности воды слоем от 1 до 1, 5 метров.

Воду, конечно, пытаются очищать, отстаивать и «облагораживать» хлоркой. Но реальная опасность этих водорослей в том, что они забивают водозаборные сооружения, и могут возникать осложнения с подачей питьевой воды городам и селам. Вспомните, в Волгодонске была аналогичная ситуация несколько лет назад: жители на несколько месяцев остались без воды до тех пор, пока не расчистили водозаборы. Это большая и пока нерешенная проблема.

Помимо Цимлянского водохранилища на качество воды Тихого Дона оказывают влияние сбросы недостаточно очищенных и загрязненных вод промышленных предприятий, объектов ЖКХ, смыв минеральных удобрений, остаточного количества пестицидов, органических веществ, соединений тяжелых металлов с сельскохозяйственных угодий и животноводческих ферм, ливневых, шахтных и дренажных вод.

Существенный вклад в загрязнение Нижнего Дона вносят его притоки: Северский Донец, Сал, Маныч, Аксай, Тузлов и Темерник.  А сколько в прибрежных лесополосах свалок, просроченных ядохимикатов, которые с поверхностным стоком попадают в Дон? Сегодня уже нет такой бурной аграрно деятельности, как в Советском Союзе.  Парадокс: как только у колхозов не стало денег покупать пестициды — вода в реке стала чуть чище.

Тем не менее, донская вода сейчас не отвечает нормам по многим показателям: например, содержание нефтепродуктов там в 1,5 — 2 раза превышает показатели, почти на всем  протяжении от плотины Цимлянского водохранилища до устья Дон загрязнен  ионами меди и легко окисляемыми органическими веществами. Кстати, нефтепродукты встречаются в 45% проб, то есть загрязненность ими донских вод – обычное состояние. Наиболее загрязненными являются участки реки у городов Аксай, Ростов, Азов. Причем по органике и нефтепродуктам – независимо от сезона, по нитратам – зимой, а по фенолам – летом. Как в притоках, так и в русле Дона, в зимний период наблюдается наихудшее качество речной воды.

В последние десятилетия значительно снизилась возможность самоочищения Дона от загрязняющих веществ. Так, на месте промытых песчаных осадков стали преобладать илистые отложения, в которых концентрация загрязняющих веществ на некоторых участках увеличилась от 3 до 25 раз.«Дон стал судоходным каналом»

На затопленной во время весенних паводков пойме с удовольствием метали икру сазаны, лещи, судаки, сомы и прочие ценные рыбы — на мелководье вода быстро прогревается, в ней бурно развиваются микроорганизмы, которые служат кормом для вылупившейся рыбной молоди. Затопленная пойма была для рыбы и роддомом, и яслями, и садиком. Через 1, 5 — 2 месяца вода из поймы начинала уходить в реку, вместе с ней уходила в Дон от нерестившаяся рыба и ее окрепшие «детки».

— Но весенних паводков на Дону нет уже лет 16, — рассказывает ростовский эколог, — а потому нет условий для нереста ценных видов рыб. Где рыбе метать икру, ведь теперь нет ни «садиков, ни роддомов, ни яслей»? В прошлом году в июне я ловил сазанов и видел ужасную картину: сазаниха полна икрой, но ей негде эту икру выметать! Поэтому со временем икра превращается в жир и рыбы болеют. Ведь рыба не может сделать аборт. Так их жалко! Вот почему уже и нет у нас в таком обилии ни сазанов, ни лещей, ни судаков. Просто-напросто им негде больше вывести свое потомство.

 

Раньше в мае по «большой воде» на Нижнем Дону шел лещ на нерест. И мы  гордились: вот сколько у нас леща. Москвичи завидовали: «Хорошо вы живете!» Сейчас прошли весенние  праздники — а леща нет, сазана нет, самых ценных рыб нет. Судака не поймаешь. Ведь в последние годы постоянное уменьшение водного стока в Азовское море из-за забора донской воды на орошение, для промышленности и бытовых целей увеличивается соленость воды в Таганрогском заливе, а судак и лещ не приспособлены к жизни в воде с большим содержанием солей.

Все это вместе с выловом молоди, гибелью ее при заборе воды на поля орошения и для иных целей, периодически повторяющимися заморами и привело рыбное хозяйство Азовского моря в состояние депрессии, выразившееся в резком снижении уловов ценных рыб: осетровых, леща, судака, сазана, сома, сельди и рыбца.

Поддержание рыбных запасов бассейна Нижнего Дона осуществляется за счет искусственного воспроизводства и зарыбления реки. Но этого явно недостаточно для поддержания численности популяций, особенно осетровых рыб, сокращение численности которых приобрело катастрофический характер.

Бычков и тех стало мало: даже им негде нереститься. В итоге осталась у нас только селедка. А это такая рыба, которой не нужны берега — она мечет икру прямо в воду. Но и селедки скоро не будет — для развития малькам селедки нужна определенная скорость течения. А ее нет, потому что нет весенней «большой воды».

«Мы сейчас и к своей земле, и к реке относимся как варвары»

— Кстати, Цимлянское водохранилище в свое время создавали и с целью орошения сельскохозяйственных угодий, — вспоминает Валерий Приваленко. — Думали, будем орошать и получать стабильные рекордные  урожаи. Но к черноземам нужно относиться очень осторожно — они не любят строго дозированный полив. В первый год на орошаемых землях получают хороший урожай, но через 2 — 3 года  начинается «борьба» за него с помощью огромных доз удобрений и пестицидов.

На орошаемых и удобренных естественным образом землях в пойме Дона от Цимлянского водохранилища до Азова было на 100 тысячах гектаров  казаки издавна имели великолепные огороды, сенокосы и пастбища. А теперь овощи выращивают не на пересохшей, засоленной пойме, а на орошаемых  надпойменных террасах. Правда, теперь на наших землях орудуют корейцы и китайцы, которые обильно удобряют огурчики-помидорчики чрезмерными дозами химикатов. Переувлажнение, набитые удобрениями и ядохимикатами наши лучшие в мире черноземы быстро разрушаются. А сколько в лесополосах ядохимикатов, которые, смываясь, идут в Дон? Ведь проблема в том, что они поработают на территории года три, потом бросают и арендуют следующую. Мы сейчас и к своей земле, и к реке относимся как варвары.

«ДОН СТАЛ СУДОХОДНЫМ КАНАЛОМ»

— Дон слишком важен для нас, но сейчас получается, что мы из реки делаем некий судоходный канал, не более, — уверен Приваленко. — По крайней мере, такова обстановка на участке от Цимлянского водохранилища до Азова. К сожалению, на первый план у нас выходит не питьевая, не рыбная, не оросительная функции, а транспортная функция. Плюс в ближайшее время обещают сделать реконструкцию Кочетковского шлюза: грузооборот на Нижнем Дону должен увеличиться с 8 млн тонн до 17.

Судовладельцы бы и сейчас с удовольствием  пускали по реке огромные набитые под завязку корабли, но река не позволяет — она сильно обмелела. Глубина Дона — до 10 метров, но река состоит из перекатов в 3,5-4 м. А у груженных танкеров — 3,6 метра осадки, из-за чего они плывя скребут по дну на многочисленных перекатах. Поэтому, чтобы суда могли проходить по Дону с весны до поздней осени, пеку постоянно чистят земснарядами, при помощи которых высасывают песок для будущих строительных объектов. Для безаварийного прохода танкеров приходиться открывать шлюзы Цимлянского водохранилища, Николаевского, Константиновского, Кочетовского гидроузлов, чтобы воды шло больше, чем положено. Только благодаря этим мероприятиям танкеры и передвигаются по Дону.

Очередной гидроузел для подъема уровня воды  проектируется под Багаевкой. А зачем нам эти корабли, если так подумать. Кто-то там решает свои частные задачи. Вот что меня возмущает больше всего! Для транспортировки нефти нужно строить трубопроводы,  и грузить ее прямо в морские танкеры, а не перегружать из речных судов. Вспомните Керченскую нефтяную катастрофу…

В Дону встречается 71 вид рыбДО ЭКОКАТАСТРОФЫ — РУКОЙ ПОДАТЬ

— Танкеры ходят по Дону — у многих из них неизвестно, кто хозяин, нет страховки, — говорит ученый. — У владельцев кораблей нет сил даже покрасить борта… Просто обидно на все это смотреть. Не дай бог что-то произойдет на этих ржавых развалинах (помните аварию на Кочетовском гидроузле!), нефтепродукты или другие яды попадут в воду — и погиб Тихий Дон. Вопрос в том: что мы пить будем? У нас нет аварийного источника водоснабжения, и мы обречены на большие неприятности. А воду из Дона пьют три четверти населения области. Остальные — подземные воды на глубине 50 — 80 м, но их мало и не хватает на всех.

Нам хотя бы для Ростова надо иметь запасной водозабор, а у нас его нет. В городе существует новый водозабор в Александровке. Но из-за того, что не хватает воды, строят новый водозабор — в Дугино (это в 30 км от Ростова, — прим. Авт.). Сейчас там активно ведутся работы, и его обещают сдать уже в следующем году. Сейчас в этом месте берут воду Азов и Таганрог. Но проблема в том, что Дугино находится  ниже сбросов городской канализации Ростова и устья рек Темерник, именно здесь наблюдается высокий уровень бактериального загрязнения речной воды. К слову, использование населением питьевой воды с бактериальным и вирусным загрязнением приводит к возникновению острых кишечных инфекций и вирусного гепатита А. И получается, что если случится авария на очистных сооружениях Ростова, Дугинский водозабор у нас тоже становится негожим: его надо закрывать сразу, как только узнаем о катастрофе.

Кстати, в свое время мы, экологи и гидрогеологи, предлагали для Ростова сделать запасной водозабор: в пойме между Багаевкой и Аксаем находится месторождение подземных пресных вод. Благодаря этому месторождению мы могли бы несколько дней продержаться. Но чтобы его построить, нужно лет пять. Да и денег у города нет. Думать, как всегда, будем, когда гром грянет.

А ВЫХОД ЕСТЬ?

— В идеале нужно было бы взорвать плотину и спустить Цимлянское водохранилище, чтобы река прочищалась и рыба нерестилась, — иронизирует доктор биологических наук Валерий Приваленко. — А через пять лет — снова заполнить его водой. Вот тогда бы рыбы у нас было! А еще нужно волевое решение — заставить речной флот эксплуатировать Тихий Дон по законам реки, а не как  мелководный судоходный канал. А то получается, что питьевая вода у нас с большим трудом проходит санитарные нормы. Но, к сожалению, все это нереально и никто на это не пойдет. Поэтому нужен постоянный экологический мониторинг и необходимо контролировать все то, что попадает к нам в Дон. Сельскохозяйственные земли следует сдавать в аренду не «временщикам» на 1-2 года, а на десятки лет, чтобы человек отвечал за ее экологическое благополучие, в том числе и рублем. И сделать себе отступной путь — альтернативный водозабор на случай экокатастрофы. Не хочу пугать, но мой жизненный опыт подсказывает: если в Ростове что-то может случиться — оно обязательно случится.

kuba@kprostov.ru

НА КАРАНДАШ

В Дону встречается 71 вид рыб

Осетровые: белуга, стерлядь, осетр, севрюга.Сельдевые: черноморская сельдь, азовский пузанок, тюлька, килька.Щуковые.Карповые: плотва, тарань, вырезуб, кутум, голавль, язь, елец, красноперка, жерех, белый амур, верховка, линь, подуст, пескарь, шемая, уклея, густера, лещ, белоглазка, синец, рыбец, чехонь, горчак, карась, сазан, толстолобик.Окуневые: судак, берш, окунь, ерш, бирючок.Бычковые: бычки, рыжик, песочник, гонец, цуцик, каспиозома, пуголовка, сомик.Вьюновые: голец, щиповка, вьюн.Сомовые, Миноговые, Тресковые, Колюшковые, Атериновые*.*Всего 11 видов.

КОНКРЕТНО

Вода по своему качеству оценивается донскими экологами как «грязная»

ОФИЦИАЛЬНО

— Качество воды реки Дон в пределах Ростова оценивается как умеренно загрязненное, — сообщает комитет окружающей среды и природных ресурсов Администрации Ростовской области. — С целью улучшения качества очистки сточных вод перед сбросом в реку Дон продолжается реконструкция очистных сооружений канализации первой и второй очередей с внедрением системы ультрафиолетового обеззараживания стоков, что позволит повысить его эффективность и полностью отказаться от использования хлора. В результате осуществления первой очереди реконструкции эффективность очистки сточных вод по отдельным загрязнителям увеличилась от 2,5 до 3 раз.

В целях обеспечения стабильной подачи сырой воды на очистные сооружения водопровода проложен водовод от водонапорной станции № 1 до проспекта 40-летия Победы протяженностью более 1,5 км. Построен участок Северного водовода по улице Орбитальной, от балки Темерник до водонапорной станции «Северные резервуары». Благодаря чему обеспечено бесперебойное водоснабжение РТЭЦ-2, поселков Каменка и Военвед, Северного и Западного жилых районов. Ведется строительство водозаборных сооружений и насосной станции в районе хутора Дугино.

Администрацией Ростова совместно с областным комитетом по охране окружающей среды и природных ресурсов разработаны планы мероприятий по предотвращению возникновения чрезвычайных ситуаций по подтоплению индивидуальной жилой застройки и улучшению санитарно-экологического состояния водоохранных зон ручьев балок Безымянной и Кизитериновской, а также реки Дон. В настоящее время проводятся подготовительные работы по оформлению права муниципальной собственности на земельные участки вдоль правого и левого берегов ручья Безымянного и определению необходимых объемов финансирования по их содержанию. Предусмотренные планами мероприятия в руслах балок намечено выполнить за счет средств областного бюджета.

Фото: Татьяна КАЗАНЦЕВА , Ольга ГОПАЛО

Тескст: Ольга ГОПАЛО

Источник:  KP.RU — Ростов-на-Дону

faktorvremeny.wordpress.com


Смотрите также